05.08.2019

Козлы и нити: как понять атомщика

В любой отрасли, помимо официальной терминологии, есть слова, которых не найти в словаре. Это профессионализмы. Вроде бы обычные слова, всем понятные, но в профессиональном кругу приобретающие совсем иной смысл. Иногда они дублируют официальный термин, иногда более точно и метко передают значение в сочетании с эмоциональным отношением, а иногда называют новое понятие или процесс, у которого ещё нет закреплённого термина.

Профессионализмы безошибочно позволяют узнать «своего» и одновременно скрывают от непосвящённых мир отрасли. Сотрудники сети Информационных центров по атомной энергии (ИцАЭ) обитают в двух мирах: и в атомной теме разбираются, и с непосвящёнными коммуницируют, выступая в роли переводчиков с профессионального языка на обычный. И всегда готовы рассказать о происхождении некоторых «тайных» слов.

ЗАВАРИТЬ КОЗЛА
Выражения «заварить козла», «закозлить», «закозление» пришли в атомную отрасль из металлургии и существуют достаточно давно. Так, в Технической энциклопедии 1931 года написано: «Козлом в металлургии называют застывший в печи металл». В стекольной промышленности «закозление» обозначает застывание стекла в печи и желобах. Когда запустили первый промышленный реактор «Аннушку», не всё шло гладко. Стержни с ядерным топливом распухали, спекались с материалами реактора, застревали в каналах. Этот процесс по аналогии назвали «закозлением».

ТАБЛЕТКА ДЛЯ РЕАКТОРА
Топливная таблетка получила своё название в результате метонимии – языкового процесса, при котором происходит перенос качества, свойства, процесса, присущего одному предмету, на другой. Топливные таблетки, как и таблетки для медицинских целей, получаются в результате сложного технологического процесса: их формуют под давлением и спекают при высоких температурах.

НА ЛУЖАЙКЕ
Ещё один способ появления профессионализмов – перевод понятия или термина с другого языка. Знакомые всем «коричневая лужайка» и «зелёная лужайка» – это точный перевод английских словосочетаний brown field и green field. Выражение brown field по отношению к землям, на которых раньше располагались промышленные предприятия и которые нуждаются в реконструкции или перепрофилировании, впервые прозвучало на слушаниях в Конгрессе США в 1992 году. Меткое определение вошло в обиход и активно используется в Великобритании, где обозначает схожее по смыслу понятие, но с более сложным оттенком. Это не только определённый юридический статус земельного участка, но и соотнесение с техническим термином «ранее развитая земля». В атомной отрасли выражение «коричневая лужайка» тоже получило особый смысл. Оно обозначает, по сути, завершение процесса реконструкции территории. Оборудование демонтируют, освобождая здания, радиоактивные отходы вывозят и перерабатывают, а территорию вместе со зданиями доводят до состояния, пригодного для нужд атомной энергетики. Это пространство, которое можно использовать, например, для создания технопарка. А статус «зелёной лужайки», или green field, обозначает неограниченное повторное использование территории, на которой располагался промышленный объект, в том числе в социальных целях. В атомной отрасли это полный демонтаж сооружений реакторной установки, зданий, а также переработка, упаковка и удаление радиоактивных отходов с полной ликвидацией всех следов деятельности по эксплуатации. Так, например, свои «зелёные лужайки» уже есть на территориях Химико-металлургического завода и ВНИИНМ имени А.А. Бочвара.

НИТИ И БУКАШКИ
Кроме общепринятых профессионализмов, к которым относятся «закозление» и «таблетки», есть и локальные, употребляющиеся на конкретном производстве. Так, например, на ГХК «нитями» называли выработки в гнейсах (твёрдых горных породах), в которых размещали производственные объекты, объекты водоснабжения и вентиляции. На Радиохимическом комбинате эти каналы-нити обозначались как Б-1 и Б-2, изза чего их практически сразу же прозвали «букашками». Кстати, по одной из версий, «Аннушка» была названа именно так из-за официальной аббревиатуры А-1. Расшифровка аббревиатур и превращение их в значимое слово – один из продуктивных способов образований профессионализмов.

НАЗОВИ МЕНЯ ТИХО ПО ИМЕНИ
В советские времена закрытые города засекречивали, и их официальные названия далеко не всегда были понятными и благозвучными. В частности, одно из названий современного Железногорска было Почтовый ящик №9. Надо ли говорить, что почти сразу жители стали неофициально называть его «Девяткой». Были ещё «домашние» варианты названия: Соцгород и Атомград. А Северск в бытность свою Почтовым ящиком №5 называли не «пятёркой», как можно было подумать, а Пятым почтовым или просто Почтовым. Озёрск, существовавший под названием Челябинск-40, неофициально именовали «Сороковка». Самая интересная история получения имени, пожалуй, у Десногорска. В 1973 году среди рабочих, строивших Смоленскую АЭС, объявили конкурс на название города-спутника, и наряду с вполне понятным Курчатовском был и вариант Мечтал, что расшифровывалось как «мечта Ленина». В итоге утвердили существующее название, а если бы среди комиссии оказались верные ленинцы, то мы вполне бы могли звать десногорцев мечтальцами или мечталянами. Но такое вольное отношение к названиям касается не только закрытых городов с неблагозвучными именами. Если официальное название слишком длинное, люди всегда стараются его сократить. Так, например, посёлок Первомайский недалеко от Железногорска местные жители называют Майкой, и все понимают, о чём идёт речь. Существует две версии происхождения этого названия, опубликованные в группе ГХК «Говори, как атомщик». По одной из версий, это расшифровка буквы «М», которой объект обозначали на строительных схемах. По другой версии, название произошло в результате сокращения длинного названия «Коммуны имени Первого мая», которую основали на берегу Енисея колхозники-переселенцы в конце 20-х годов прошлого века.