Кровеносная система Росатома

Известно, что Росатом строит сегодня современные атомные станции – как в России, так и за рубежом, разрабатывает современные ядерные технологии различного назначения. Однако всё это было бы невозможным без правильной организации транспортировки ядерных материалов. Это не просто опасные грузы, их обозначают особым термином: «специальные перевозки», для них существуют отдельные требования и нормативная документация. Вот уже 20 лет этими перевозками занимается уполномоченный оператор отраслевых грузов ГК Росатом АО «Атомспецтранс». О работе и перспективах предприятия нам рассказал его директор Владимир Нащокин.

Владимир Владимирович, но ведь необходимость специальных перевозок и обмена грузами специального назначения появилась далеко не 20 лет назад? Мы занимаемся транспортированием ядерных материалов в качестве уполномоченной организации Росатома. Действительно, эта деятельность возникла одновременно с самой отраслью. Когда 75 лет назад начал реализовываться атомный проект в Сибири, на Урале, в Центральном регионе, когда создавались отраслевые предприятия, одной из задач был обмен грузов между ними. То есть перевозка ядерных материалов появилась почти одновременно с рождением отрасли. Изначально вопросами их транспортирования занималось министерство. Именно поэтому предшественником нынешнего АО «Атомспецтранс» было ГУП «Атомспецтранс» Минатома РФ. Это предприятие выполняло функции уполномоченного отраслевого оператора по организации и осуществлению перевозок ядерных материалов, радиоактивных веществ и изделий из них различными видами транспорта как на территории страны, так и за её пределами. Образование Атомспецтранса было зарегистрировано 29 марта 2000 года. Вот эта дата считается днём рождения нашего предприятия, и сейчас нам исполняется 20 лет.
Появление нашего предприятия обусловлено объективными причинами: к началу 2000-х годов страна переходила на товарно-денежные отношения. В это же время из Министерства путей сообщения в качестве самостоятельной организации выделилось ОАО «РЖД», которое потребовало оплаты своих услуг реальными денежными средствами. Тогда и возникла необходимость создать хозяйствующий субъект, подведомственный Минатому России. Так появилось ГУП «Атомспецтранс», оно взяло на себя все функции, которые раньше выполняло министерство.

Многие думают, что перевозка ядерных материалов – это и есть транспортировка опасных грузов. Это так? Нет. Перевозка ядерных материалов – это отдельный вид перевозок, который действительно часто путают с транспортировкой опасных грузов. Однако это другой их вид, обозначенный в федеральных законах, который предназначен для удовлетворения особо важных государственных и оборонных нужд страны. Речь идёт о так называемых специальных перевозках, регулируемых отдельными документами как федерального, так и ведомственного уровня. При этом основополагающими документами являются постановления Правительства РФ. АО «Атомспецтранс» – единственная организация, которой поручено от лица госкорпорации «Росатом» заниматься этой деятельностью.

В чём специфика деятельности по перевозке специальных грузов? Специфика таких перевозок прежде всего связана с их безопасностью. Ядерные материалы – особый вид материалов, это чувствительная продукция, которая требует особого к ней отношения с точки зрения физической защиты, антитеррористической защищённости, радиационной безопасности. Существует целый комплекс требований, согласно которым эти материалы относят к особым грузам, требующим специальных условий при перемещении. Такой груз доставляется скрытно, для этого создана продуманная соответствующая система безопасности. В частности, применяются специальные бронированные транспортные средства, как железнодорожные, так и автомобильные, оборудованные особыми системами мониторинга, датчиками на вскрытие и другими системами защиты.

Насколько успешно работает ваше предприятие в течение двух десятилетий? За 20 лет мы прошли большой путь развития. Когда в 2000 году наше предприятие взяло на себя фактически функции транспортного управления, оно было относительно небольшим, насчитывало порядка 100 работников, которые выполняли в основном заявительную функцию в РЖД и финансовые расчёты с этой компанией при организации транспортирования большей части специальных грузов корпорации железнодорожным транспортом. Остальные перевозки, в том числе автомобильным транспортом, осуществлялись предприятиями самостоятельно. Но в процессе смены министерства на агентство, затем – на корпорацию, важной задачей стала оптимизация всех процессов в корпорации, а также необходимость выделения непрофильной деятельности комбинатов, заводов, предприятий. Транспортная деятельность для отраслевых организаций корпорации действительно непрофильная, ведь у каждого предприятия главная задача – выпуск своего продукта, а не решение вопросов транспортного обеспечения. Росатом является органом управления специальными перевозками, это функция корпорации, и осуществляется она централизованно следующим образом: корпорация возлагает её на департамент ядерной и радиационной безопасности, организации лицензионной и разрешительной деятельности Росатома, возглавляет который Сергей Райков, он непосредственно руководит и нашим предприятием. Далее приказом корпорации отдельные функции в этом направлении переданы АО «Атомспецтранс», как единственной уполномоченной организации. Правда, в 90-е годы по причине общей ситуации в стране эта деятельность была децентрализована, возникали частные организации, которые пытались этим заниматься, при этом мало за что отвечали. Сейчас мы под руководством Юрия Яковлева – заместителя генерального директора по государственной политике в области безопасности при использовании атомной энергии в оборонных целях – продолжаем процесс централизации, поскольку ещё не всё собрано под единое управление. С 2013 года мы проводим транспортную реформу, в ходе которой ранее действующие на предприятиях подразделения по транспортированию специальных грузов передаются под наше управление. Часть того, что необходимо для нашей деятельности, мы уже успели выкупить, часть ещё остаётся в аренде. Но всё находится в нашем управлении: и транспортные активы, и объекты инфраструктуры, а вновь созданные филиалы АО «Атомспецтранс» комплектуются в основном квалифицированными специалистами в области специальных перевозок, ранее работавшими в вышеуказанных подразделениях предприятий атомной отрасли. Если мы в 2000 году начинали со 100 работников, то сейчас у нас их более 2,5 тысячи в шести филиалах – в Сибири, на Урале, в центре, кроме того, работают семь удалённых структурных подразделений. Сегодня Атомспецтранс – это уже солидное предприятие, которое сконцентрировало государственную функцию по транспортированию ядерных материалов, радиоактивных веществ и других специальных грузов Росатома.

Транспортная реформа проходит в несколько этапов? Да, и на данном этапе мы фактически закончили концентрацию ресурсов, мы их взяли в том виде, в каком они были на предприятиях. Сейчас наша задача – оптимизировать эту структуру, как с точки зрения экономической деятельности, так и с точки зрения логистики перевозок и вопросов обеспечения безопасности. Росатом выпустил несколько распорядительных документов о формировании новой целевой программы по дальнейшему развитию направления транспортирования своих специальных грузов. Сейчас департамент ядерной и радиационной безопасности эту программу активно разрабатывает, и Атомспецтранс будет основным звеном в реализации этой программы. Предполагается и оптимизация процессов, и обновление подвижного состава, объектов инфраструктуры. Конечно, мы унаследовали достаточно старое оборудование, старые транспортные средства. Но сейчас меняются технологии, в том числе и в области транспорта. Это должно быть отражено в тех решениях, которые в программе будут касаться новых перспективных направлений перевозки. Например, для нас привычно использовать для перевозок вагон или автомобиль, производить перегрузку материалов с одного транспортного средства на другое. Но есть такой элемент, как контейнер, который можно перевозить и на ж/д платформе, и на автомобиле, и на судне, и в самолёте. То есть перевозочный процесс с таким подходом станет более универсальным. В программе будет предложено много новых направлений развития и оптимизации нашей деятельности, модульность – одно из них. Поскольку будут разработаны способы формирования транспортных процессов, адекватных сегодняшнему времени, а также новым технологиям, то потребуются изменения и соответствующих нормативных правовых документов, регулирующих эти перевозки. Ведь каждый разрешительный документ, на основании которого мы производим перевозку, прописывает, какие именно транспортные средства задействованы, каков порядок перевозки. Если что-то меняется – это должно быть отражено в разрешительной документации, в сертификатах-разрешениях. Разрабатываемая целевая программа рассчитана на 2021–2025 годы и на дальнейшую перспективу.

С какими проблемами в работе приходится сталкиваться? В настоящее время у нас есть проблема, в решении которой как раз может помочь новая целевая программа. Это дефицит железнодорожного транспорта. Если автомобильный транспорт, например, можно поддерживать довольно долгое время, условно говоря, пока он «не развалится», то вагоны имеют ограниченный ресурс (обычно 28 лет), установленный нормативными документами. Если этот срок вышел, то продлить его практически невозможно. У нас сейчас много транспорта по этой причине вынуждено простаивать. В настоящее время мы совместно с Роскосмосом, Минобороны России, другими ведомствами прикладываем определённые усилия, чтобы для наших вагонов нормативно закрепить некие исключения и иметь возможность продлить их срок службы, благодаря небольшому ресурсу их эксплуатации. Иначе можно оказаться перед фактом отсутствия необходимого количества подвижного состава для решения отраслевых задач. Сейчас проведенная консолидация транспортных средств под управление Атомспецтранса помогает нам решать задачу острейшего дефицита подвижного состава за счёт эффективного централизованного управления отраслевым перевозочным процессом. Но это не бесконечный процесс.

Почему образовался дефицит вагонов, почему нельзя купить новые? К сожалению, у нас страна в 90-е годы изменилась, из заводов – производителей вагонов фактически остался один – Тверской вагоностроительный завод, он может делать вагоны для перевозки специальных грузов. Но ему выпускать малые серии невыгодно, он заточен на массовое производство пассажирского транспорта. И когда мы изучаем рынок, получается, что изготовление одного вагона выливается в сумму порядка 100 млн рублей за единицу. Это очень дорогое удовольствие, поэтому массово менять наши вагоны не представляется возможным. В целевой программе будут предложены варианты, которые позволят изменить систему перевозок, чтобы сделать её дешевле, чтобы по возможности уйти от покупки таких дорогостоящих традиционных вагонов. Отрасль не может остановиться. Мы иногда называем процесс транспортирования специальных грузов «кровеносной системой» Росатома: ведь один сбой нашей деятельности (например, вовремя не переоформлено какое-то разрешение) ведёт к риску остановки основного производства. Мы не можем этого допустить, поэтому вынуждены работать в очень напряжённом, непрерывном режиме, мы должны быть всегда готовы выполнить все заявки наших контрагентов, независимо ни от чего, поскольку заказчика не интересуют наши проблемы. Поэтому сейчас в условиях дефицита вагонов работать очень непросто, но нам постоянно помогает госкорпорация. Мы надеемся, что пройдём эту «яму», связанную с минимумом подвижного состава, успешно, выйдем на новый уровень благодаря новым технологиям, новым решениям. Думаю, в течение 2–3 лет мы должны справиться с этой задачей, ликвидировать этот дефицит.

С чем вы связываете планы и перспективы развития вашего предприятия? Прежде всего мы должны выполнить главную нашу задачу: обеспечить Росатом всеми необходимыми перевозками. Любая заявка должна быть выполнена своевременно, качественно, на высоком уровне безопасности. Мы проводим ежегодный опрос наших отраслевых контрагентов. В основном все удовлетворены нашей деятельностью. Из новых направлений могу назвать нашу работу с зарубежными партнёрами по доставке грузов. Это расширение нашей деятельности. Мы считаем, что процесс транспортирования нельзя разделить на границе. Перевозка едина по своим требованиям к сопровождению, к охране, к физической защите ядерных материалов. Сейчас этот вопрос стоит на повестке дня в госкорпорации и есть предложение разделить этот процесс, хотя не совсем понятно, как это можно сделать. Надеюсь, что здравый смысл позволит найти правильное решение.