1 5 3

В плане продвижения услуг в области бэк-энда Росатом готов совершить практически невероятное. Сегодня это единственная компания в мире, которая разрабатывает концепцию двухкомпонентной АЭС. Это когда на одной площадке размещаются реакторы на тепловых и быстрых нейтронах, что позволит эффективнее замкнуть ЯТЦ. Об этом и о том, что в области бэк-энда необходимы не политические дискуссии, а международная кооперация, «Вестнику Атомпрома» в эксклюзивном интервью рассказала генеральный директор АО «Техснабэкспорт» Людмила Залимская.

Людмила Михайловна, если позволите, начну с вопроса в части традиционного уранового бизнеса компании, которым АО «Техснабэкспорт» занимается уже более 45 лет. Два года назад Росатомом было заявлено о намерении получить к 2030 году более 40% мирового рынка продукции начальной стадии ЯТЦ. Что сделано АО «Техснабэкспорт» в условиях жесточайшей конкуренции для достижения этого показателя и что ещё предстоит сделать?

Действительно, масштаб присутствия Росатома на мировом урановом рынке во многом определяется поставками обогащенного уранового продукта (ОУП) и услугами по обогащению урана для реакторов западного дизайна, которые осуществляет наша компания. В период реализации программы ВОУ-НОУ мы обеспечивали около трети потребностей зарубежных АЭС в услугах по обогащению урана: с её завершением в 2013 году эта доля снизилась примерно на 10%. В бизнес-стратегии Техснабэкспорта в качестве одной из ключевых целей указано занятие примерно четверти этого рынка к концу следующего десятилетия. И мы, безусловно, самым активным образом работаем над этим: помимо традиционной контрактационной работы с энергокомпаниями нами реализуется ряд стратегических проектов, в том числе в альянсе с зарубежными поставщиками продукции ЯТЦ, осваиваются новые рыночные ниши. Что касается достижения к 2030 году заявленной Росатомом доли, то я уверена, что суммирование вкладов всех отраслевых компаний, оперирующих на мировом рынке продукции начальной стадии ЯТЦ, а именно Атомредметзолота и Uranium One (в части продаж природного урана) и ТВЭЛа (в части продаж услуг по конверсии и обогащению урана в составе ТВС), и приведет нас к рыночной доле в 40%. 

Техснабэкспорт был назначен отраслевым интегратором по продвижению на мировой рынок российских высокотехнологичных решений в области бэк-энда. Как сегодня в условиях не самой благоприятной внешнеэкономической и политической конъюнктуры в целом компания решает эту непростую задачу?

Убеждена в том, что бизнес в области бэк-энда, то есть все то, что относится к завершающей стадии жизненного цикла атомной энергетики, следует вести в контексте устойчивого развития и вне зависимости от политической конъюнктуры. Обращение с ОЯТ и РАО, вывод из эксплуатации остановленных блоков АЭС – это глобальная проблема, напрямую связанная с экологической безопасностью. И здесь необходимо широкое международное сотрудничество. 

2 5 3

Яркий пример – ситуация с японской АЭС «Фукусима- Дайичи», пережившей тяжелую аварию. Помощь Японии в устранении последствий этой аварии готовы оказать все, у кого есть необходимые компетенции в этой области, и Росатом, кстати, в числе первых предложил свои услуги. Никаких политических барьеров здесь нет: востребованы любые технологии, отвечающие критериям безопасности, надежности и экономичности. Такой же подход должен применяться и к обращению с ОЯТ и РАО, и к плановому выводу из эксплуатации ЯРОО. Приоритет за наиболее эффективными решениями, независимо от того, кем они предложены.

Действуя по этой логике, мы анализируем имеющиеся в отрасли технологии в области бэк-энда и представляем конкурентоспособные решения потенциальным зарубежным заказчикам. Первые, пока предварительные, результаты свидетельствуют о том, что нами выбран верный вектор и перспективы у этого бизнеса, безусловно, есть.

В одном из интервью вы очень точно подметили, что роль интегратора сродни функции дирижера: соединять интересы зарубежных заказчиков и возможности российских производителей. Мы понимаем наличие рамок договоренностей о конфиденциальности с партнерами, однако в этой связи все же хотели бы попросить вас коротко прокомментировать то, что уже удалось сделать компании в этом плане…

Если использовать упомянутую аллегорию, то с дирижерской функцией, как мне кажется, мы успешно справляемся как внутри российской атомной отрасли, так и вовне – в выстраивании взаимоотношений с потенциальными зарубежными потребителями продукции бэк-энда.

3 5 3

А как осуществляется взаимодействие с отраслевыми поставщиками товаров и услуг в области бэк-энда?

У нас налажен тесный контакт практически со всеми российскими предприятиями, так или иначе задействованными в тематике бэк-энда. Мы провели полную инвентаризацию имеющихся у российских предприятий технологических компетенций и сегодня вместе формируем предложения для зарубежных заказчиков. Речь идет о широком наборе решений по обращению с ОЯТ и РАО, которые предлагаются как в пакете контрактов на сооружение АЭС по российским проектам за рубежом, так и в рамках участия в конкретных тендерах на вывод из эксплуатации зарубежных ЯРОО или приобретени иных услуг в области бэк-энда.

Какие интересные проекты в повестке переговоров с заказчиками?

Мы ищем партнеров, которых могут заинтересовать разрабатываемые в отрасли новые технологии, в том числе производства уранплутониевого РЕМИКС-топлива и дожигания в быстрых реакторах минорных актинидов. Комплексные продукты и услуги на основе этих технологий, объединенные общей темой замыкания ЯТЦ через извлечение из ОЯТ делящихся материалов для повторного использования при одновременном снижении объем  и уровня радиационной опасности, направляемых на захоронение отходов, имеют, по моему мнению, большой экспортный потенциал.

Весьма перспективной в плане продвижения услуг в области бэк-энда представляется разрабатываемая Росатомом концепция двухкомпонентной АЭС, когда на одной площадке размещаются реакторы на тепловых и быстрых нейтронах, что позволяет осуществить эффективное замыкание ЯТЦ. Представитель Техснабэкпорта входит в состав отраслевой рабочей группы, которой поручена разработка этой концепции. По мере её готовности Росатом будет предлагать зарубежным компаниям различные формы участия в этом проекте.

4 5 3

Активизация в последние два года российско-японского диалога, в том числе и в области мирного использования атомной энергии, с учетом профиля Техснабэкспорта, истории его присутствия на урановом рынке Японии и стоящих перед ним новых амбициозных задач, объективно предопределила исключительно высокий уровень вовлеченности компании в этот диалог.

Людмила Михайловна, расскажите, пожалуйста, и об этой стороне деятельности компании.

Японское направление действительно сегодня является одним из приоритетных в деятельности нашей компании. В рамках реализации так называемого Плана Путин – Абэ и во исполнение подписанного на полях декабрьского визита в Токио Президентом России Меморандума о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии между Росатомом и ключевыми японскими министерствами создан двусторонний имплементационный механизм – Совместная рабочая группа по атомной энергетике, возглавить которую с российской стороны поручено мне. Таким образом, наша компания, на протяжении без малого 20 лет поставлявшая японским энергокомпаниям продукцию начальной стадии ЯТЦ, становится главным связующим звеном в дальнейшем развитии взаимоотношений по всем направлениям мирного применения атомной энергии, включая бэк-энд. Это почетная и очень ответственная миссия, и не скажу, что это стало для нас сюрпризом.

С момента назначения Техснабэкспорта отраслевым интегратором по продвижению на мировой рынок продукции бэк-энда японское направление рассматривалось нами как одно из самых важных и перспективных. Еще до подписания упомянутого выше меморандума, в подготовке которого специалисты Техснабэкспорта и нашей дочерней компании Tenex-Japan принимали самое непосредственное участие, мы знакомили японских партнеров с имеющимся у российских атомщиков опытом в указанной области, вели с ними предварительные консультации относительно возможных направлений сотрудничества. Меморандум активизировал этот диалог, обеспечил ему государственную поддержку, зафиксировал приоритетную тематику совместных действий: ликвидация последствий аварии на АЭС «Фукусима-Дайичи» и изучение возможностей для сотрудничества в области перспективных ядерных технологий.

5 5 3

Наверняка после подписания этого документа диалог с японскими партнерами вышел на новый качественный уровень?

Безусловно. Это подтверждается и резко возросшей интенсивностью контактов. В первом квартале этого года, помимо регулярного обмена информацией по переписке, визита российских экспертов в Японию и заседания Совместной рабочей группы, состоялся технический тур представительной делегации японской компании TEPCO на предприятия Росатома (АО «ОДЦ УГР», Нововоронежскую АЭС), а также в НИЦ «Курчатовский институт», где ей была предоставлена возможность ознакомиться с рядом российских технологий, которые могут быть использованы для вывода из эксплуатации АЭС «Фукусима-Дайичи». В начале апреля российская делегация во главе с генеральным директором Росатома посетила площадку этой АЭС, а также провела переговоры с руководителями профильных японских министерств и главами компаний, которые задействованы в работах по ликвидации последствий аварии. Сложившаяся в ходе этих контактов атмосфера доверия и взаимопонимания между нашими и японскими атомщиками, безусловно, способствует развитию сотрудничества. Добавлю, что его первым практическим результатом стал выигранный консорциумом в составе АО «Техснабэкспорт» и ФГУП «РосРАО» тендер на разработку нейтронного детектора для изучения состояния расплавившегося топлива фукусимских реакторов, который проводился Исследовательским институтом компании Mitsubishi. По стоимости это относительно небольшой контракт, но уверена, за ним последуют другие более масштабные совместные проекты, причем не только на АЭС «Фукусима-Дайичи», но и на других ЯРОО, которые в плановом порядке будут выводиться из эксплуатации.

Залогом этого, на мой взгляд, является выраженное на высшем государственном уровне обоюдное стремление России и Японии развивать сотрудничество в мирном использовании атомной энергии и постоянный контроль за ходом этого процесса со стороны лидеров наших стран.

© Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», ООО «НВМ-пресс», Вестник Атомпрома