Росатом обладает самым большим портфелем заказов в мире, но одним из перспективных вариантов развития Госкорпорации является курс на кооперацию с заказчиками.Интервью с Кириллом Комаровым, заместителем генерального директора Росатома, директором блока по развитию и международному бизнесу.

- Считается, что после аварии на Фукусиме спрос на строительство атомных станций резко упал, так ли это на самом деле?

- На самом деле это не так. Исходя из нашего анализа, только те страны, которые и не собирались строить у себя атомные станции, отказались от атомной программы. Самый известный пример – Германия. В Германии есть действующие АЭС, но на протяжении 30 лет у них не было программы по строительству новых станций. Еще один пример – Италия, которая провела референдум не в пользу строительства АЭС, – не обладает ни одной действующей станцией.

Те же страны, которые имели программы развития атомной энергетики, подтвердили приверженность к «атом- ному» курсу. Это в первую очередь Китай, Индия. Другие страны Юго-Восточной Азии – такие как Вьетнам, Бангладеш. Это страны Восточной Европы – Венгрия, Чехия, Словакия. Это ЮАР – самое динамично развивающееся государство на африканском континенте. Это Аргентина и Бразилия в Южной Америке, это Турция.

Среди таких стран не только страны развивающиеся, но и страны развитые – Англия, Франция, США – после очень долгой паузы их национальный регулятор выдал разрешение на строительство в стране новых атомных станций.

 

 

 

СПРАВКА:

На конец 2011 года в портфеле заказов Росатома был 21 блок за рубежом и 9 блоков внутри страны. Это уникальная ситуация – никто в мире столько не строит, даже Китай, который ставится всем в пример как наиболее  динамично развивающаяся страна. Две государственные компании Китая в совокупности возводят 25 блоков.

 

- Фукусима никак не повлияла на пакет заказов Росатома?

- Как ни странно, Фукусима в некотором смысле позитивно повлияла на заказы Росатома. В постфукусимских условиях востребована именно безопасная атомная энергетика.

Заказчик хочет видеть референтный проект, то есть проект, который уже был реализован в других странах. В этом смысле Россия выдает просто блестящие гарантии, поскольку мы непросто предлагаем станции миру, а активно строим у себя в стране. Что является самым лучшим подтверждением безопасности наших технологий.

Заказчик хочет иметь всю совокупность систем безопасности, которые защитили бы станцию даже в случае  стечения самых тяжелых обстоятельств, таких, как землетрясение, цунами с высочайшей волной, тотальное отключение электричества, и т.д. Заказчик хочет получить такую станцию,  на которой даже в этих экстремальных условиях в штатном режиме будет заглушен реактор. Не произойдет выброса радиации, не возникнет никакой угрозы безопасности здоровью людей, которые живут в этом регионе.

 

 

Заказчик хочет получить технологию самого последнего поколения. Сегодня это поколение 3 +, это то, что предлагает Россия на мировом рынке.

 

Поэтому Россия находится в достаточно привилегированном положении. Это показывают простые цифры – прошлый год мы начинали с 12 контрактов АЭС за рубежом, а закончили с 21 контрактом. То есть фактически, учитывая осуществление физпуска АЭС «Бушер» в Иране, мы удвоили свой портфель зарубежных заказов.

 

Спрос на атомную энергетику в мире остался прежним.

 

- Каковы прогнозы развития рынка на ближайшие 10 – 15 лет?

- Мы считаем, что до 2030 года есть реальные шансы построить по миру около 350 ядерных блоков (дофуку- симский прогноз был выше на 6%). Эту точку зрения разделяют МАГАТЭ, WANO, WNA.

 

 

 

- Какие страны считаются сейчас наиболее перспективными в отношении развития ядерных технологий?

- Прежде всего это страны Юго-Восточной Азии: Китай и Индия. Мы видим большой прогноз по развитию ядерной энергетики в Индии и возможность там своего участия. Мы начали работать со странами-новичками, это Вьетнам и Бангладеш, с которыми в прошлом году были подписаны межправительственные соглашения. И те страны, которые я уже перечислял – ЮАР, Аргентина, Бразилия, и все страны Центральной, Восточной Европы.

 

- О том, что ЮАР решила возводить атомную станцию, стало известно совсем недавно и именно Росатом будет это делать?

- Они готовились к этому решению достаточно давно. Ядерная энергетика в принципе такая область, где тре- буются очень серьезные и взвешенные решения. Всегда есть длительный период подготовки, прежде чем начать реализовывать такого рода сложный проект. Сегодня  ЮАР начинает принимать решения в атомном сегменте, и мы хотим в этом участвовать.

 

 

- Что позволило Росатому сохранить большой объем заказов, в то время как другие терпят убытки в некотором смысле?

- Главная причина состоит в том, что Россия никогда не прекращала строить атомные станции. Даже после Чер- нобыля, когда во многих странах наступили серьезные паузы в развитии атомной энергетики, Россия, пусть и небольшими темпами, продолжала строить и достраивать. В этом смысле наше машиностроение, наши про- ектные организации, конструкторы не утратили самого главного – компетенции по сооружению станций. Мы готовы предъявить нашему заказчику успешный опыт, что впечатляет лучше любых слов и обещаний.

Например, Westinghouse на протяжении 20 лет не построила ни одного реактора в США, хотя, конечно, они находятся в других политических условиях по сравнению с нами. Но в любом случае, когда они приходят в другое государство, например в Чехию, где мы с ними конкурируем в тендере, им задают правильный вопрос – если вы не  строите такую станцию у себя в стране, почему вы хотите построить ее в Чешской Республике?

 

СПРАВКА:

Россия известна на мировом рынке прежде всего как поставщик сырья – газ, нефть, алюминий и другие металлы. У нас не так много на конкурентном мировом рынке высокотехнологичных продуктов. Атомная энергетика,  безусловно, один из них, и нам очень отрадно, что лидеры государства разделяют вместе с нами этот приоритет и понимают, что здесь нужно оказывать всяческую господдержку.

 

 

- В ближайшие два года Росатом планирует открыть порядка 20 представительств по всему миру. Для чего это нужно, неужели заказчики не могут приехать в Москву?

- Как известно – сено за коровой не ходит. Если мы хотим установить с заказчиками надежный контакт, находиться с ними на регулярной связи, понимать, что они хотят, то с ними необходимо непрерывно общаться. Наш бизнес заключается не только в том, чтобы строить атомные станции, но и поставлять топливо, обогащенный уран,  оборудование, оказывать сервисные услуги, помогать советами и технической поддержкой в эксплуатации станции. Для этого всего надо быть с заказчиком в постоянном контакте. Это лучше делать таким образом, как это делают наши конкуренты и все крупные компании в мире.

 

- Почему первый офис открыли в Киеве?

- Украина – наш очень важный партнер, потому что это страна, в которой существует самая большая база установленных и действующих реакторов советского и российского дизайна. У них 15 ядерных блоков. В этом смысле для нас это очень серьезный рынок, потому что мы поставляем туда топливо.

Но это для нас еще и будущее, так как у нас есть несколько серьезных совместных проектов: мы строим завод по производству ядерного топлива, реализуем проект по достройке Хмельницкой атомной станции. Есть серьезные основы для более глубокой интеграции российского и украинского ядерных промышленных комплексов. Мы работаем в одном технологическом пространстве, на одной промышленно-производственной базе, и эта коо- перация абсолютно логична.

Украинским предприятиям не нужны специальные инвестиции, чтобы производить оборудование для российских АЭС, они могут это делать прямо сейчас. И делают это достаточно успешно, например, в прошлом году поставки из Украины на наши действующие и строящиеся станции были на сумму 140 млн долларов. Эту цифру можно увеличивать, и на это направлено создание нашего первого офиса в Киеве.

 

- Когда и где планируется открытие второго офиса?

- Мы планируем открыть офис в Чехии, так как эта страна является для нас очень важным регионом в Восточной Европе. Там существует серьезная научная база, техническая, конструкторская, это одна из немногих стран, где промышленность скоординирована с нами на достаточно высоком уровне. Для Росатома важна кооперация с чехами не только в тендере на сооружение новой станции, но и участие чешской стороны в наших проектах.

Смотреть онлайн

© Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», ООО «НВМ-пресс», Вестник Атомпрома