16.02.2019

Жизнь во имя мира

27 февраля исполнилось 115 лет со дня рождения Юлия Борисовича Харитона. Юлий Харитон назван человеком столетия. Основоположник отечественной ядерной программы, главный конструктор и научный руководитель КБ-11 (РФЯЦ-ВНИИЭФ), трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трёх Сталинских премий СССР. Он внёс решающий вклад в развитие ядерной физики и прежде всего в создание первого советского атомного заряда, 70-летие испытания которого будет отмечаться 29 августа 2019 года. Невозможно переоценить его трудовой подвиг. Выдающийся учёный, академик Харитон своей работой фактически изменил ход истории. А своей жизнью, своими повседневными делами, преданностью делу он повлиял на судьбы сотен человек. Сегодня мы вспомним основные вехи биографии великого учёного.

Первое знакомство с ядерной физикой

Юлий Борисович Харитон окончил в 1925 году Ленинградский политехнический институт им. Калинина. Проходил обучение на электромеханическом и физико-механическом факультетах. С 1921 года работал в Физико-техническом институте под руководством Николая Николаевича Семёнова.

«Мне повезло: я попал в поток, где курс физики читал Абрам Фёдорович Иоффе, – вспоминал Юлий Харитон. — Прослушал две-три его лекции и понял, что самое интересное – не электротехника, которой я в то время увлекался, а физика. И не я один, а буквально вся аудитория замирала и с волнением слушала то, что говорил Иоффе. Под влиянием его лекций я перешёл на другой факультет. После первого курса Абрам Фёдорович поручил нескольким студентам составить и в дальнейшем прочитать на семинаре рефераты. Мне досталась тема «Работы Резерфорда в области строения атома». Это было первое знакомство с ядерной физикой, интерес к которой никогда уже потом не покидал меня».

Ученик Резерфорда и Чедвика

В 1926–1928 годах Харитон находился в Англии, в научной командировке в Кавендишской лаборатории в Кембридже, где работал под руководством Эрнеста Резерфорда и Джеймса Чедвика. Джеймс Чедвик известен как автор открытия нейтрона, что, кстати, случилось в день рождения Харитона, но в 1932 году. В Кембриджском университете Юлий Борисович получил учёную степень доктора философии.

Учёный с заглавной буквы

После возвращения на родину свои дальнейшие исследования Юлий Борисович посвятил детонационным процессам, протекающим во взрывчатых веществах: «Я пришёл к выводу, что это интереснейшие химические процессы, связанные и с химией, и с физикой, что они будут полезны для военного дела, и я решил заняться проблемой детонации взрывчатых веществ. Николай Николаевич Семёнов поддержал эту идею. К этому времени он организовал из своей физтеховской лаборатории Институт химической физики. В нём было несколько лабораторий, и одна из них стала лабораторией взрывчатых веществ».

В 1937 году Харитону присвоена учёная степень кандидата химических наук без защиты диссертации.

На пороге атомной эры

В 1940 году старший научный сотрудник Ю.Б. Харитон был включён в состав комиссии по активизации работ по использованию внутриатомной энергии урана, созданной при Президиуме Академии наук СССР. 11 февраля 1943 года Государственный комитет обороны принял специальное решение об организации научно-исследовательских работ по использованию атомной энергии. Принять участие в атомном проекте СССР, в создании советского ядерного заряда и новой атомной отрасли промышленности Юлию Борисовичу предложил лично Игорь Васильевич Курчатов, которому было поручено возглавить атомный проект.

Секретный объект

Юлий Борисович лично принял участие в поисках места для размещения специального объекта «по конструированию и изготовлению опытных реактивных двигателей». В апреле 1946 года впервые посетил поселок Саров Мордовской АССР, о чём позже вспоминал: «Это место нам понравилось, мы поняли, что оно нам подходит».

С 1946 по 1959 год Ю.Б. Харитон – главный конструктор КБ-11 (РФЯЦ-ВНИИЭФ) при лаборатории №2 АН СССР по разработке и изготовлению ядерных зарядов.

С 1952 года – бессменный научный руководитель НИИ экспериментальной физики (в 1992–1996 годах – почётный научный руководитель). Фундаментальные исследования, выполненные под руководством и при непосредственном участии Ю.Б. Харитона, обеспечили советской науке приоритет в ряде областей современной физики и техники.

Знаменитый «юбизм»

Глубокое проникновение Юлием Борисовичем (Ю.Б.) во все детали проводимых исследований и величайшая ответственность за их результаты приобрели название «юбизм». Обладая удивительным даром до мельчайших деталей разбираться в любых научных и технических вопросах, он при изобилии предложений и точек зрения отдельных учёных и институтов умел выбрать наиболее ценные идеи и оптимальные решения. Главный конструктор ВНИИЭФ с 1990 по 1998 год. Георгий Дмитриев вспоминал: «Мне приходилось много раз бывать на полигонах. Естественно, там мы работали и вместе с Юлием Борисовичем. Я сразу же обратил внимание на то, что для него нет мелочей, – он требует скрупулёзности в работе и прежде всего показывает пример своим собственным отношением к делу… Его потрясающая работоспособность сначала удивляла, а затем воспринималась всеми как норма жизни. И мы перенимали её. Оказалось, что иначе и нельзя! Так что умением работать мы обязаны именно Харитону».

Здесь всё сохранилось в первозданном виде

В Сарове с 27 февраля 1999 года открыт единственный в стране мемориальный Музей-квартира академика Ю.Б. Харитона к 95-летию со дня его рождения. В этом году Музей-квартира отметит 20-летие. В музее представлены предметы домашней обстановки, фото и документальные материалы, личные вещи учёного, членов его семьи, друзей и близких знакомых. Уникальные экспозиции и подлинные интерьеры хранят память о последних проведённых здесь 25 годах жизни и работы Ю.Б. Харитона. В его личной библиотеке более двух тысяч томов: научно-техническая и художественная литература, издания по истории, живописи, музыке. Многие с дарственными надписями. Одна из них, которой он особенно дорожил, сделана рукой академика Н.Н. Семёнова на титульном листе книги «Цепные реакции» (1934): «Дорогому Юлию Борисовичу, который первый толкнул мою мысль в область цепных реакций». В 1956 году Семёнов получил Нобелевскую премию за создание учения о разветвлённых цепных процессах.