Стратегия 2030

О достижениях минувшего года и планах на юбилейный для отрасли 2020 год рассказал генеральный директор Госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачёв.

Алексей Евгеньевич, если коротко охарактеризовать 2019-й, то каким он стал для вас? В целом весьма успешным. Но в то же время и довольно сложным, поскольку это был год старта целого ряда новых направлений, о которых мы с вами в 2018 году не могли и мечтать.

Я полагаю, что один из результатов прошлого года – это запуск ПАТЭС? Именно его мы как раз и прогнозировали, и да, это один из результатов. Он крайне важен для нас как реальное подтверждение нашего лидерства. И важен для всего всемирного ландшафта атомной энергетики. Ведь сегодня во всех странах говорят исключительно об этих технологиях мобильных реакторов. Об этом говорят и страны, обладающие атомными технологиями, и страны – «новички» в атомном мире. Многим пока приходится лишь мечтать о малых размерах атомных реакторов, об их мобильности, о надёжном функционале, в то время как наши реакторы, работающие на ПАТЭС, имеют очень большие референции в судовых установках. В этом заключается, на наш взгляд, вектор развития будущего всей мировой атомной энергетики.

И каковы последние новости из Певека? Там всё проходит штатно, город живёт на электричестве, производимом ПАТЭС, причём станция набирает всё более серьёзные обороты. Мы принесли в город не только новые атомные технологии, мы дали городу новый вектор развития.

Вообще 2019-й прошёл под знаком Арктики: отмечали юбилей Атомфлота, спускали на воду «Урал» и «Арктика» начала новые испытания. Что ещё произошло в этом направлении? На мой взгляд, прошлый год оказался этаким национальным разворотом к Арктике. Это видно и по результатам работ на месторождениях в свете той поддержки, которая оказывается бизнесу, в том числе и частному, который всерьёз разрабатывает арктические территории. Конечно же, нам было очень важно спустить на воду третий ледокол – ледокол «Урал». Теперь все три на плаву. «Арктика» сейчас проходит ходовые испытания. Кроме того, правительство приняло решение о строительстве ещё двух новых ледоколов. Впервые ледоколы строятся не только и не столько за счёт бюджетных денег. Более половины из необходимых для этого 100 млрд рублей госкорпорация потратит из собственных средств. И, конечно, нельзя не сказать о том, что реализуется поистине историческое решение президента: создание ледокола нового поколения «Лидер». Флагманский проект будет реализовываться на верфи «Звезда» в большой кооперации с нашими машиностроительными предприятиями, с нашими конструкторами и, конечно же, с уже набившими руку в этой работе балтийцами. Я уверен, что это будет своеобразный национальный проект.

Действительно ли объём перевозок по Севморпути вырос в прошлом году в два раза? Да, в два раза. Наш план заключался в переходе от 16 млн тонн перевозки в 2018 году к 26 млн в 2019-м. И эту задачу мы реализовали в середине ноября. А наступивший новый год нам подарил очередной рекорд – 30 млн тонн. Для сравнения могу привести такой пример: абсолютный рекорд Советского Союза в Арктике – 6 млн тонн. То есть мы практически в 5 раз превысили достижения Советского Союза!

За счёт чего это происходит? В первую очередь за счёт тех самых инвестиционных проектов, которые реализуются в Арктике. Это проекты Новатэка, Ямал СПГ. Уже вышло на серьёзные объёмы Новопортовское месторождение нефти. Этот проект также реализуется в альянсе частных компаний и «Роснефти», и там, конечно, огромный потенциал для роста. Здесь хочу отметить два важных момента. Вопервых, нужна совершенно другая ледокольная флотилия, и ледоколы должны ходить там как по расписанию, поскольку битва будет вестись в перевозках фактически за каждый доллар. Также необходимо обеспечить коммерческое движение со скоростью не меньше 10–12 узлов в час, это порядка 20 км/час. Сегодня в перспективе до 2050 года планируется в разы увеличение потребления энергии вообще и чистой энергии в частности. Поэтому поставки СПГ, в частности, имеют большое значение, и мы к этому готовимся. Одним из результатов ушедшего года стало утверждение председателем правительства инфраструктурного плана развития Северного морского пути до 2035 года. Однако, решая насущные вопросы, мы должны думать не только о показателях нацпроекта, мы должны думать о достижении целей и технологическом и экономическом лидерстве России.

Что касается инфраструктурного плана развития, то здесь какие цели себе ставите? Наши традиционные ледокольные компетенции, а в этом плане наше лидерство абсолютно и бесспорно, заключаются в логистике в целом: в том числе в цифровой компетенции, и в портах обслуживания, и в системе связи, и в системе навигации, и в подготовке кадров. Это тоже своеобразный национальный проект. Без взаимодействия с Роскосмосом, Ростехнологиями, нашими судостроителями эту проблему не решить. Необходимо понимать, что ледокол это – лишь малая часть большой ледовой флотилии. Должны появиться и грузовые суда арктического класса, и порты перевалки грузов, транзитные хабы на границах Северного морского пути. Поэтому это большой задел работы для практически всех отраслей промышленности.

Одно из основных направлений Росатома – строительство и обслуживание атомных электростанций. Каких успехов удалось достичь? Конечно, здесь тоже есть чем похвастаться. Мы достигли нового рекорда по выработке электроэнергии – превысили 208 млрд киловатт-часов. Кроме того, одно из приятных событий прошлого года – ввод в эксплуатацию седьмого блока Нововоронежской АЭС. Это новая «двублочка», 2,4 тысячи МВт поколения «3+». Такого нет нигде в мире, и более того нигде в мире ничего подобного не заложено. Специалисты всех стран мира приезжают смотреть на новый блок как на экскурсию, как в Эрмитаж. Это тот самый случай, когда мы, предлагая тем же нашим партнёрам в Узбекистане проект к реализации, готовы продемонстрировать все его возможности.Надо добавить и то, что мы в прошлом году серьёзно продвинулись и на Ленинградской АЭС-2. Там тоже 2,4 тысячи МВт и тоже поколения «3+». Но это по своей сути немного другой проект, в тех же технологиях, но с другими проектными решениями. Его мы реализуем, например, в Белоруссии и будем реализовывать в Венгрии. Мы сдали дизайн-проект в Европе: это тоже первый сданный дизайн-проект заказчику уровня поколения «3+» по выполнению всех требований безопасности, в том числе и постфукусимских. Да и на других станциях весьма серьёзное поступательное движение: на «Аккую» мы одновременно ведём четыре блока. В Бангладеш на «Руппур» достигнуты новые отметки в строительстве, там сейчас устанавливается тяжёлое оборудование, мы укладываемся во все обозначенные сроки. Мы неплохо поработали в Китайской Народной Республике: четыре новых российских блока находятся в промышленной эксплуатации. Более того, мы законтрактовали достаточно большие объёмы по новым блокам. Одним словом, в 15 странах полным ходом идёт строительство АЭС, и в 25 государствах Росатом занимается теми или иными поставками, и это весьма внушительный результат работы госкорпорации в прошлом году.

 

Международное сотрудничество Росатома заслуживает, мне кажется, подробного анализа. Например, тот же Бангладеш… Это действительно так. Бенгальцы уже сегодня говорят о том, что те два блока, которые мы строим, их устраивают, но только на сегодня, а на завтрашний день возможно удвоение заказа. Ведутся работы по проектированию и строительству в Египте, Узбекистане, не могу не отметить Индию. В этой стране в эксплуатацию сданы первые два блока, активно строим 3-й и 4-й, ещё по двум у нас подписаны контракты, и началось создание оборудования для длительного цикла изготовления. Сегодня планирование поставок оборудования на наши станции у нас рассчитано на много лет вперёд.

В России Росатом создаёт новые отрасли. В частности, направление по переработке опасных отходов 1-го и 2-го класса и ряд других направлений… В данном случае речь идёт о федеральном проекте «Цифровая экономика». Это направление квантовых вычислений, создание квантового компьютера в среднесрочной перспективе. Ни в одной стране нет плана создания компьютера уже промышленного масштаба постоянного пользования. Как правило, речь идёт о промежуточных моделях, то есть о создании опытных образцов. Но мы должны в эту квантовую гонку вступить. И в этом смысле национальную программу развития квантовых вычислений мы тоже в прошедшем году, как говорится, взяли на борт. Кроме того, мы обсудили с нашими учёными, производственниками и лидерами индустрии возможные направления. Совершенно точно будет развиваться работа по композитным материалам, по аддитивным технологиям, по редкоземельным металлам, по конструкционным материалам. Что касается опасных отходов, то определён федеральный оператор по работе с промышленными отходами 1-го и 2-го класса. И это наиболее сложная задача. Оператором стал РосРАО, наше предприятие, имеющее огромный опыт работы с радиационным наследием.

1-й и 2-й классы – это не радиоактивные отходы, тем не менее ответственным стал Росатом. Почему? Думаю, решение было принято по совокупности. Во-первых, у нас есть вся необходимая производственная база. Мы замкнули весь цикл работы с ядерными отходами, а это означает, что у нас есть опыт создания замкнутого цикла нейтрализации весьма и весьма опасных промышленных отходов. Во-вторых, мы всётаки обладаем серьёзным кадровым потенциалом, следовательно, сможем выстроить стратегический мощный и глобальный проект. В ближайшие годы необходимо переоборудовать четыре завода по нейтрализации химического оружия, перевести их в новый промышленный цикл, одновременно загрузив и производственную программу, и обеспечив рабочие места.Самое главное – создать систему ненакапливания, то есть постоянного уничтожения самых тяжёлых, самых критических отходов, которые в больших объёмах генерирует наша промышленность. Речь идёт о миллионах тонн таких отходов. Дальнейшая наша работа в этом направлении будет тесно и неукоснительно связана со всеми этапами федерального национального проекта «Экология». Но если вы помните, то президент на одном из совещаний перед Новым годом очень точно сказал о том, что важно, не сколько заводов введено и сколько нормативных актов принято, а насколько уменьшатся выбросы и когда население убедится в отсутствии экологических рисков. Для меня в этом смысле и работа с общественным мнением, и демонстрация жителям результатов нашей работы является тоже очень важным компонентом.

Вы уже практически описали цели всех создаваемых новых направлений. Но ведь наверняка есть цели, выраженные в цифрах? Важно отметить, что стратегия 2010-х годов исполнена. Отработанные 10 лет говорят о том, что мы плановых показателей не просто достигли, но и перевыполнили их. И в ходе дискуссий с коллегами в госкорпорации родилось осознание стратегии, которую мы называем «2030». Это такой план по деятельности госкорпорации и её состояние, к которому нам бы хотелось прийти к 2030 году. Скажу, что это примерно трёхкратное увеличение выручки – до 4 трлн рублей. Это увеличение доли новых продуктов до 40% наших экономических показателей и заметное превышение 50% по зарубежной выручке. То есть мы должны минимум в три раза вырасти по своим объёмам и оборотам, при этом почти до половины дойти по объёму новых продуктов и новых технологий и всерьёз перевалить половину с точки зрения зарабатывания за рубежом. И думаю, что как минимум в пяти технологиях Росатом станет таким же общепризнанным лидером, каковым он сегодня является в ядерных технологиях.

Наступивший 2020 год – это год юбилея Великой Победы и юбилея Росатома. Как будете отмечать оба праздника? Конечно, сначала со всей страной будем отмечать 75 лет Великой Победы, это праздник для каждой семьи, особенно для нашей отрасли, потому что мы ровесники Победы. А сразу после майских торжеств, думаю, мы начнём отмечать и наш масштабный юбилей. Мы очень хотим, чтобы это мероприятие стало заметным для каждого россиянина. Оно завершится международным событием – Всемирной атомной неделей. Основные мероприятия в день работников атомной промышленности пройдут в наших городах, но ряд международных научных молодёжных мероприятий пройдёт в Сочи. Мы приложим все усилия, чтобы этот год запомнился и стал бы заметным в повестке дня всей страны, потому что нам действительно есть чем гордиться.