Приговоренные к цифровизации

Что будет, если работников прикомпьютерного труда навсегда выгонят из офисов в надомники

Владимир Дзагуто

Добрая половина этого номера оказалась посвящена тому, что во время пандемии и всемирной ковидобоязни IT-сектор оказался в числе главных выгодоприобретателей. В основном за счет того, что бизнес и государство по максимуму отправляли сотрудников на удаленную работу. А сидящий дома клерк потребляет вдвое больше трафика, требует специального ПО, рабочих компьютеров, усиленных систем информационной безопасности и так далее. Более того, многие работодатели не прочь подержать своих менеджеров дома и после того, как страх перед коронавирусом ослабнет. Но крайне любопытно, как может выглядеть мир, в котором как минимум половина работающих горожан перестанет ежедневно выезжать из дома в офис.

Самый радикальный вариант оцифрованного общества будущего смотри в мультике «Валли». Там есть образ роботизированного, компьютеризированного и полностью автоматизированного мира. Люди, превратившиеся в сарделькообразных толстячков, там зачем-то остались, и некоторые из них даже занимают профессиональные должности, хотя, кажется, это чистой воды формальность. Мы, возможно, тоже туда придем, но, видимо, еще не завтра. Хотя бы потому, что столь крутых роботов к завтрашнему дню не понастроим.

*  *  *

Сложностей на пути в сторону мира «Валли» у нас на самом деле и сейчас довольно много. Допустим, с тем, что в случае удаленного совещания в «зуме» людям приходится сидеть на фоне домашнего интерьера, все смирились довольно легко. То, что стандарт одежды может упасть до уровня «пижамный casual», тоже было вынужденно признано вариантом нормы. Дальше сложнее. Положим, в положении не сидя, а полулежа в кресле тоже совещаться вроде можно и ноги на стул задирать в стиле Келлиэнн Конуэй – ничего страшного. Отвлекаться на кого-то из домашних или посторонние звонки, если звук временно выключить, – терпимо, если процессу не мешает. А вот если на совещании расположиться лежа? А курить в процессе можно, выпуская дым перед камерой монитора? Или тогда надо видео отрубить на три минуты? А перекусывать? Насколько прилично в ходе выступления партнера на онлайн-встрече встать и сходить за кофе (звук-то все равно идет)? Другими словами, когда еще можно считать, что ты дома, а когда надо у себя на кухне играть по правилам, принятым в переговорной?

*  *  *

Как ни странно, самая большая ожидаемая трудность при выводе персонала, привязанного к работе с компьютерами, на удаленную занятость пока вообще крайне мало повлияла. Традиционно опасались того, что сотрудники взвоют от скуки дома, поскольку на работу многие ходят в том числе за новыми впечатлениями да на других посмотреть. Или в надомниках люди бездельничать начнут…

Когда-то, года три-четыре назад, я ставил со своим отделом эксперимент. «Раз уж вы, – говорю, – по журналистской своей обязанности все равно по полдня где-то по встречам и пресс-конференциям носитесь и только часам к четырем в контору являетесь писать в номер, то, может, вам вообще не приезжать в редакцию? Только материалы плюс-минус вовремя присылайте и на связи оставайтесь». Кому ни предлагал, никто не согласился. Самый ответственный из журналистов сказал, что, мол, думал о таком графике, но не решился: дома, дескать, все время на что-то отвлекаешься.

Сейчас же, наоборот, кое-кто из авторов говорит, что дома пишет гораздо быстрее, чем раньше в редакции. Да и вообще как-то очень многие привыкли постепенно, что на диване тоже можно делать почти все то, на что раньше требовалась офисная обстановка. И время на дорогу не тратится, и даже одежда и обувь меньше снашиваются.

Причину этого изменения определить не возьмусь. То ли информационно-коммуникативные технологии сделали-таки необходимый скачок, позволяющий работать удаленно без лишних проблем, то ли психология людей наконец подстроилась под цифровое настоящее. А может быть, мир наконец начал прогибаться под интровертов, которым чем меньше внешнего общения, тем комфортней. Подстраиваются же постепенно под «сов» рабочие графики, еще полвека назад упорно державшиеся светового дня, как будто большинство людей даже в конторах по-прежнему занято пахотой, севом и прочим крестьянским трудом.

*  *  *

Создание и цифровизация удаленных (читай – надомных) рабочих мест требует, видимо, не только новой этики, но и каких-то иных жилищных условий, не тех, что сформировались исторически. Вот, к примеру, берет работодатель нового клерка на свободную позицию, условия довольно стандартные, плюс, как теперь положено, удаленка. Допустим, компьютер обещают выдать от работы, интернет оплачивать и доступ в корпоративное облако настроить. Или принтер выделить, если иногда документы все же распечатывать надо (например, чтоб подписать и потом отсканировать, так еще бывает надо). Полный, казалось бы, IT-сервис для сотрудника.

Но только клерк настойчиво просит дать ему рабочее место в офисе и на удаленке свои таблички в «Экселе» составлять не готов. А куда ему деваться, если квартирка у него двухкомнатная, а дома мама старенькая на пенсии и молодая жена с младенцем в декрете? Тут вообще никакое подобие нормального рабочего кабинета не создать. Уж лучше по три часа каждый день убивать на дорогу в офис и обратно, чем с рабочим ноутбуком дома в ванной запираться.

Я как-то наблюдал подобную картину еще в 90-х: дома у друга, научного сотрудника, еще подрабатывавшего книжной редактурой, письменный столик был встроен в шкаф в коридоре, чтоб можно было включать компьютер и ночью, никому не мешая. Я, помнится, только начавший ежедневно ходить в контору и на дом работу не бравший, другу сильно сочувствовал, не понимая, как он вообще в этом проходном дворе сосредотачивается.

Ну что делать, не все же члены Союза писателей советского образца, там некоторым особо заслуженным и народным авторам удавалось выбить у властей квартиру с рабочим кабинетом для главы семейства. В Израиле вот, к примеру, при реновации местных «хрущевок» (в стране полно домов, очень похожих на наши панельки) здания не сносят, но к квартирам комнаты-бомбоубежища достраивают. Но я очень сомневаюсь, что у нас под новый цифровой мир к девятиэтажкам кабинеты приделывать начнут.

*  *  *

Еще одна проблема – системное администрирование удаленного компьютера. Задача, конечно, решаемая, но тоже не самая простая. Особенно если работа связана с коммерческой тайной, а офисных файрволов и прочих информационных барьеров дома у сотрудника полноценно не настроить. А если железо надо менять, то штатному специалисту теперь не на пару этажей в офисе необходимо подняться, а на общественном транспорте через полгорода прокатиться. Не говоря уже о тех милых анекдотических случаях, когда у клерка компьютер не фурычит, потому что где-то провод отошел. Сам же сотрудник найти проблему не может: в конце концов, у него другие компетенции, а нынче вроде бы не принято уже знать что-то за пределами своей профессии.

*  *  *

А еще трудовая деятельность в офисных коллективах начнет, по всей видимости, забавным образом по-новому расслаиваться. Появятся, наверное, страты присутственных специалистов – от уборщиц и охранников до дежурных сисадминов и офисных электриков, которым даже в урезанных конторах придется ходить на работу. Верхней страте – начальникам от департамента и выше – в офис, видимо, тоже являться придется. А также приближенным к ним сотрудникам вроде помощников, секретарей и т. п. А вот промежуточное звено – то самое, на котором вся работа и держится, – будет усиленно оцифровываться и выпихиваться на удаленку.

Впрочем, это может создать новую систему понтов. Раньше детям велели учиться, чтоб работать в тепле, а не на стройке в мороз кирпичи класть, теперь объяснять будут, что диплом нужен, чтоб дома сидеть, а не в офис мотаться. А карьерный успех, наоборот, измерять будут тем, что, дескать, Ивану Петровичу разрешают чаще на работу ходить (а то и настоятельно требуют присутствия в офисе): шутка ли – замначальника отдела, а не просто старший менеджер по контролю за исходящим цифрооборотом.

Появятся, возможно, присутственные дни, как в академических научных институтах, когда удаленному сотруднику будет предписано на полдня раз в неделю являться в контору. Например, перед непосредственным начальником формально отчитаться. Или, скорее, убедить в том, что, сидя дома, его подчиненный еще не окончательно потерял человеческий облик и ему еще рано работать натурщиком для мультипликаторов «Валли».

*  *  *

И это мы еще не коснулись вопроса о том, встраивается ли современное представление об удаленной работе в нормы Трудового кодекса. Как считать, предположим, сверхурочные? Даже проще: как вообще рабочий день считать? Наверное, потребуются какие-то программные средства контроля за тем, что сотрудник с десяти до семи минус час на обеденный перерыв действительно сидит за рабочим компьютером и генерирует доходы компании, а не ролики в TikTok клепает. Опоздания тоже, поди, как-то отмечать надо будет.

Судебная практика споров работодателей с сотрудниками с приведением логов удаленного контроля за компьютером в качестве доказательства прогулов меня уже сейчас весьма интригует. Или вот еще: представьте себе забастовку, когда профсоюз клерков требует от компании увеличить число присутственных дней до 10 в месяц. Наверное, с соответствующим повышением зарплаты пропорционально числу личных явок в контору. Ведь уже сейчас пошли сообщения о том, что работодатели норовят отправить персонал на удаленку на постоянной основе, урезав оклады процентов на 10-20.

Возможно, резко сократится и практика оплаты командировок. Или, наоборот, «обратных командировок»: сейчас, если сотрудника бросают на годик-другой подтянуть какую-то часть деятельности в удаленном филиале, ему могут раз в месяц оплачивать авиабилеты домой на выходные – в виде компенсации. При тотальной цифровизации в некоторых случаях можно будет вообще никого никуда не командировать: сидите дома и удаленно через компьютер контролируйте ситуацию в регионе. А что делать, если головная контора находится в Ростове-на-Дону, а филиал – в Южно-Сахалинске? Рабочий день у удаленно командированного по какому часовому поясу должен считаться? И еще: а положены ли по ТК в такой оцифрованной командировке командировочные? И как за них отчитываться? Чеками из службы ночной доставки фастфуда и кофе на дом? Или счетами от психиатра и невролога, лечивших виртуально командированному расстройства сна?