Энергетическое будущее человечестсва

Год после ФукусимыВедущие мировые эксперты в области атомного надзора и ядерной безопасности из крупнейших государств, развивающих атомную генерацию, обсудили эти вопросы, а также новые требования к безопасности АЭС в рамках Международного экономического форума в Санкт-Петьербурге.

 

 

Майкл Зюсс, член правления Siemens AG

 

Технически никакого непреодолимого вызова для атомных технологий не существует. АЭС могут оставаться безопасными даже в самых экстремальных условиях

 

До 2011 года все были полны энтузиазмом по отношению развития атомной энергетики. Речь шла о ядерном ренессансе. Целый ряд стран говорил о необходимости строительства атомных станций. Однако Фукусима превратилась в пример кризиса атомной энергетики. Во всем мире начали пересматривать свои планы расширения ядерных мощностей. В Германии произошли существенные изменения в политике, 8 станций были закрыты сразу же. В Италии состоялся референдум, который показал, что атомная энергетика не будет развиваться в этой стране. Бельгия временно приостановила реализацию своих планов по развитию ядерной генерации. В Японии отложены планы по строительству новых мощностей.

Но в целом в Азии и Европе планы по развитию ядерной энергетики сохраняются. Такие страны, как Россия, Франция, Великобритания, Финляндия, Китай, и ряд других подтвердили дальнейшее развитие ядерной энергетики у себя. Труднее всего ответить на вопрос о перспективах развития атомной энергетики у Японии. Недавно правительство Японии одобрило реактивацию новых реакторов. Во всем мире существуют планы по строительству 400 новых блоков. Тем не менее, на сегодня недостаточно ядерной генерации для удовлетворения потребностей человечества. Особенно в условиях, когда экономике необходимо все больше и больше энергетики.

 

«Российская энергетика, возможно, является и в ближайшей перспективе должна оставаться локомотивом для модернизации экономики страны»  Игорь Сечин

 

 

Сергей Кириенко, генеральный директор госкорпорации «Росатом»

 

Позволить себе масштабное расширение возобновляемых источников сегодня могут только очень богатые страны

 

Год назад господин Нобуо Тонака, исполнительный директор Международного энергетического агентства, высказал самый пессимистичный прогноз о том, что после событий на Фукусиме объем вновь вводимых энергоблоков до 2035 года уменьшится в 2 раза. Что же произошло по итогам этого года? Сегодня можно констатировать, что пессимистические оценки не оправдались. По оценкам Всемирной ядерной ассоциации и МАГАТЭ, объем новых вводимых мощностей составит 300 – 340 Гигаватт, что меньше дофукусимских прогнозов, но не в 2 раза, а только на 10 – 12%.

Почему пессимистические прогнозы не оправдались и почему такая дифференциация принимаемых решений в разных странах? На мой взгляд есть несколько ответов. Первый связан техническими параметрами. На сегодняшний день нет никаких непреодолимых технических задач в обеспечении безопасности функционирования атомных энергоблоков. Даже в таких колоссально экстремальных природных условиях, которые сложились на АЭС «Фукусима». И второй ответ – постоянно растущий спрос на электроэнергию. Третий аргумент – есть ли чем закрыть потребление энергии без использования атомной энергетики? Могу сказать, что я оптимист по отношению к возобновляемым источникам энергии, считаю, что они будут расти. Но есть несколько очень важных ограничений. Позволить себе масштабное расширение возобновляемых источников сегодня могут только очень богатые страны.

 

Главный капитал – это доверие на уровне людей и профессионалов, которые работают 

 

Масштаб развития атомной энергетики в целом сохраняется, но очень сильно дифференцируется между странами. Будет смещение в пользу стран динамично развивающихся, имеющих большее ограничение и дефицит потребления электроэнергии. Это потребует перехода к более комплексному предложению, мы должны будем представлять нашим партнерам и клиентам не только поставку отдельных технологий, а технологическую цепочку под ключ, которая будет включать в себя постфукусимские технологии, опыт эксплуатации и референтность принимаемых решений по безопасности, оказание содействия в подготовке персонала и в эксплуатации, совершенствование законодательства, проблемы переработки отработавшего топлива, решение экологических проблем и проблем работы с общественным мнением.

 

«Пессимистические прогнозы по изменению программ развития атомной энергетики в разы не подтвердились» Сергей Кириенко

 

Считаю, что главный вопрос развития атомной энергетики носит не технологический, это скорее психологический характер. В первую очередь нам необходима открытость в работе с общественным мнением. В России после Фукусимы уровень доверия и поддержки развития атомной отрасли упал с 72 до критического параметра 50, а сейчас он снова вернулся по разным оценкам на уровень от 68 до 73. Почти как было до Фукусимы.

 

 

Денис Флори, заместитель генерального директора МАГАТЭ (Международного агентства по атомной энергии по ядерно-радиационной безопасности)

 

В некоторых странах уже намечается начало новых атомных проектов. Это в который раз подтверждает оценку МАГАТЭ, что атомная энергетика является единственной альтернативой решения проблем энергоснабжения во многих странах. Сокращение строительства это временная мера.

Впервые в истории все страны-члены МАГАТЭ приняли комплексные программы по усилению безопасности станций на случай природных катастроф. В течение прошедшего года были подготовлены национальные отчеты о стресс-тестах практически всеми членами агентства. Национальные органы пересмотрели свои законодательную и нормативную базы на случай природных катастроф. Думаю, что атомная энергетика может и станетболее безопасной для всего мира.

 

К концу 2012 года в мире будет находиться 63 реактора в процессе строительства, 44 из них – в Азии.

 

 

Но нам необходимо исключить любые возможности влияния окружающей среды на работоспособность АЭС, как исключили влияние человека. Ядерная безопасность это ключ к поддержке со стороны общественности. Безопасность АЭС требует опытных и надежных операторов, сильную законодательную власть и при этом все должно упираться на науку. Поэтому именно традиционную науку необходимо развивать в тех странах, где не было опыта эксплуатации атомных станций, но которые проявили интерес к развитию данного вида генерации.

 

«Я думаю, что многие страны совершают одну и ту же ошибку: уделяют слишком большое внимание прямым  денежным инвестициям. Деньги сами по себе не создадут инноваций» Дональд Альмейда

 

 

Танер Йылдыз, министр энергетики и природных ресурсов Турции

 

 

Никакой инвестор не стал бы рисковать своими средствами, если бы не понимал – за атомной энергетикой будущее и без нее мир сейчас определенно обойтись не может.

 

Сегодня весь мир констатирует тот факт, что Турция является одной из самых быстроразвивающихся стран. У нас увеличился ВВП в 3 раза, потребность в электроэнергии увеличилась также в 3 раза. К 2023 году мы должны будем использовать в 2 раза больше энергии, чем сейчас. Если оценивать эту потребность, то самый важный источник энергии для нас это атомная энергетика. В перспективе Турция планирует запустить 12 АЭС. Сейчас мы продолжаем переговоры по строительству ядерных мощностей с Японией, Южной Кореей, Канадой, Китаем. Наша решимость в отношении строительства новых блоков поддерживается нашими гражданами. Какая бы организация ни строила в нашей стране атомную генерацию, если она будет строить безопасно и качественно, то мы будем только приветствовать это. Несмотря на Фукусиму, наша страна продолжает сохранять решительную позицию относительно продолжения развития атомной энергетики.

 

После катастрофы появилась идея, что некоторые станции необходимо закрыть, но это неправильный подход. Одна из стран объявила, что к 2031 году она закроет все АЭС. Но если существует риск опасности, зачем же тогда ждать 2031 года? Это похоже на простое манипулирование общественым мнением.  

 

В ближайшие годы мы будем только развивать данное направление. Но нам необходимо информировать и просвещать общественность, чтобы они понимали, что события на Фукусиме это опыт, который мы должны учесть и использовать при формировании новых систем безопасности. Возобновляемые источники энергии должны развиваться в каждой стране, но атомная энергетика является неизбежным способом получения энергии, который будет обеспечивать гармоничное развитие экономики стран в будущем. Будущее энергетики за атомной генерацией.

 

«Мы [Турция] должны развивать активное сотрудничество с Россией, потому что таким образом мы гарантируем свою стабильность и независимость от Евросоюза» Танер Йылдыз

 

 

Анри Проглио, президент и главный исполнительный директор компании EDF

 

EDF – крупнейший оператор атомных станций в мире. У нас 74 реактора: 58 во Франции, остальные в Великобритании. Мы строим станцию нового поколения во Франции, а также несколько станций в Китае.

Изучение ситуации после Фукусимы подтверждает необходимость сотрудничества между операторами. Благодаря этому мы можем превратить атомную энергию в один из главнейших факторов энергобаланса будущего дня. Необходимо, чтобы компания – оператор АЭС обладала большим опытом как в технической, так и в технологической сферах. Также необходимо, чтобы оператор учитывал опыт эксплуатации фактически всех АЭС в мире. И именно на основании опыта оператор сможет решать возникающие проблемы.

 

Взаимный обмен опытом является чрезвычайно важным для повышения качества работы действующих операторов.

 

Конечно же, будущая энергетика – это не только мирный атом, EDF занимается теплоэлектростанциями, гидроэлектростанциями и т.д. Было бы неправильно противопоставлять атомную энергетику и возобновляемые источники. Атомная энергетика не конкурирует с возобновляемыми источниками энергии. Она является базисной энергетикой, конкурирующей с ископаемыми видами топлива. Ключевое преимущество атомной энергетики – это ее экономическая конкурентоспособность и экологичность с точки зрения окружающей среды, поскольку от АЭС нет никаких выбросов в атмосферу.

Думаю, что транспарентность и безопасность это ключевые вопросы в развитии атомной энергетики. Транспарентность должна обеспечиваться на уровне операторов. В большинстве стран, о которых мы говорили, ядерная энергия очень положительно воспринимается общественностью даже после Фукусимы. Это связано с накопленным опытом, проведенными стресс-тестами, постоянной работой с общественным мнением.

 

 

Тапио Куула, президент, генеральный директор Fortum

 

У компании Fortum есть коммерческие интересы в ядерных объектах Финляндии и Швеции. В частности, в южной Швеции нам принадлежит три энергоблока. Проводится большая работа в развитии атомной энергетики, строятся новые объекты. В Финляндии строится АЭС «Олкилуото», которая будет завершена к осени 2014 года. Многие слышали о трудностях, с которыми нам пришлось столкнуться, тем не менее мы работаем в этом направлении весьма решительно.

 

Конечно, необходимо говорить о балансе с другими источниками получения энергии. Однако кто может гарантировать, что всегда будет сильный ветер, чтобы использовать силу ветра? У возобновляемых источников энергии также есть свои проблемы, которые необходимо решать.

 

Кроме того, готовится технико-экономическое обоснование для строительства новых объектов. Миру нужна атомная энергетика, несмотря на то, что деятельность атомных объектов сопряжена с определенными рисками. Но эти риски могут быть абсолютно контролируемыми. Мы обладаем соответствующим знанием, опытом, компетенциями для того, чтобы соответствующим образом обезопасить атомные объекты, провести модернизацию и продлить срок службы. В этом отношении мы работаем с Росатомом и довольны таким сотрудничеством.

Нам необходимо убедить общественность, что мы можем работать, мы можем обеспечить безопасность на атомных станциях, но для начала нам необходимо акцентировать свое внимание на транспарентности.

 

«Неангажированные эксперты никогда не сомневались в том, что и по экологическим, и по экономическим критериям альтернативы атомной энергетике нет и в ближайшие десятилетия не предвидится» Роман Троценко, президент ОАО «Объединенная судостроительная корпорация»

 

 

Владимир Асмолов, президент WANO (Всемирной ассоциации операторов атомных электростанций)

 

Сегодня мы все говорим слова «постфукусимские требования». Хочу отетить, что «постфукусимские» и «дофукусимские» требования ничем не отличаются друг от друга. Главный фундаментальный принцип обеспечения безопасности АЭС – это принцип глубокой эшелонированной защиты. Он состоит из двух понятий – сначала необходимо сделать в проекте все, чтобы авария была невозможна, потом постулировать аварию и показать, как ты будешь ею управлять.

 

Все станции мира и эксплуатирующие их организации постоянно проводят анализ уровня безопасности. И тратят серьезные средства на модернизацию систем безопасности.

 

 

Душан Петрик, генеральный директор министерства экономики Словакии

 

Словацкая Республика реализовала стресс-тесты, которые показали хороший результат. От нас не потребуется больших материальных средств, чтобы выйти на постфукусимский уровень обеспечения защиты. Мы уже реализовываем проекты, направленные на повышение безопасности. В Словакии строятся 2 блока на АЭС «Моховце», мы готовы работать на площадке станции Богунице. У нас установлены реакторы ВВЭР, и мы этим довольны.

 

 

«Если мы говорим о развитии, об опережающем развитии, то в первую очередь сейчас мы должны направлять деньги на модернизацию» Олег Бударгин

 

 

Директор института прикладной экономики Чехии

 

Чехия находится в процессе строительства двух реакторов станции «Темелин». 80% населения выступают за строительство атомной станции. Все политические партии в парламенте поддерживают эту стройку. Но соседняя Австрия не проявляет такого же энтузиазма по отношению к данному проекту. Только из Австрии пришло уже около 40 000 критичных писем относительно нашего строительства, то же самое начинается в Германии. Мнение такой страны, как Германия, мы просто не можем не учитывать, потому что 40% всего нашего экспорта приходится на эту страну.

Стройка атомной станции это определенный толчок для экономики страны, она может помочь ей, если это сделано в соответствии с международными правилами и стандартами. Но дело в том, что неизвестно, что будет в Еврозоне с атомной энергетикой в будущем, инвесторы не хотят рисковать и вкладывать средства. Сейчас самая большая проблема при строительстве атомной станции состоит в том, что тот, кто строит, хочет гарантий.

 

Комментарий Сергея Кириенко к речи Младека: Росатом участвует в тендере Темелин сложным европейским консорциумом. Порядка 65% оборудования изготавливают чешские предприятия, система автоматики Rolls Royce, турбина Alstom. Господин Младек сказал важную вещь – это вопрос скорее инвестиционный, потому что технических проблем с реализацией данного проекта нет. Росатом со своей стороны готов рассматривать не только предложение технологического проекта по сооружению АЭС, но и готов принять участие в инвестициях, если такая возможность будет предоставлена. Мы абсолютно убеждены, что этот проект реализуем. Существенная доля атомной энергетики должна присутствовать в энергобалансе любой страны. Этот баланс каждая страна должна находить для себя свой, а требования безопасности должны быть единые, так как у безопасности нет границ.