Политики не любят платить по долгам

Российская сторона устала о неконструктивной позиции болгарского правительства, нежелающего оплачивать проведенные работы по проекту  «Белене», и решила действовать строго в рамках контракта, в котором написано, что в случае несогласия сторон споры решаются в арбитражном суде.

 

Атомстройэкспорт увеличил до 1 миллиарда евро исковые требования к национальной электрической компании Болгарии (НЭК) по проекту АЭС «Белене». Речь идет не о мифических цифрах или моральном ущербе. Речь идет о реальных деньгах, которые были привлечены и потрачены Атомстройэкспортом для выполнения обязательств. Проект «Белене» существует до сих пор. Деньги были потрачены не в пустую: сданы очистные сооружения, оборудование для первого блока изготовлено, для второго находится в высокой степени готовности, площадка готова для заливки бетона. Готовность оборудования и его соответствие техническим требованиям проверялось в том числе с участием болгарских технических экспертов, которые неоднократно приезжали в Россию на приемку. 

 

 

Сначала НЭК регулярно расплачивалась с генподрядчиком, перечислив порядка $ 400 млн, но затем сослалась на отсутствие средств. После этого по согласованию с НЭК АСЭ выполнял работы по «Белене» на заемные средства.

Самое главное — было заказано и изготовлено оборудование как на российских предприятиях, так и на предприятиях европейских субподрядчиков, главным образом это AREVA и SIEMENS, которые выставляют счета за произведенные работы. Российские производители тоже требуют оплаты от Атомстройэкспорта. Все время, пока реализовывался проект, компания рассчитывалась с субподрядчиками собственными средствами, а также брала кредиты. Соответственно, эти кредиты висят на балансе АСЭ, компания платит по ним проценты. 

В настоящий момент Атомстройэкпорт посчитал все понесенные им и  неоплаченные болгарской стороной расходы. Данные денежные обязательства включены в сумму иска, поскольку речь о продолжении проекта больше не ведется. АСЭ действует на основании и в рамках контракта, в котором написано, что в случае несогласия сторон споры решаются в арбитражном суде. Строго в рамках этого документа АСЭ и ведет свою деятельность. 

 

В июле 2011 года Атомстройэкспорт подал иск в Международный арбитражный суд Международной торговой палаты в Париже к НЭК о взыскании 58 миллионов евро оплаты за работу по проекту АЭС «Белене». Этот иск стал первым в отношениях между сторонами.

 

После мартовского отказа Болгарии от Белене вопрос долга должна была решить совместная рабочая группа. Рабочая группа действительно была создана и собиралась дважды, но прийти к решению не удалось. А между тем российская сторона продолжает нести убытки, Атомстройэкспорт продолжает обслуживать кредиты и выплачивать проценты. Очевидно, что АСЭ не может бесконечно вести переговоры. Компания не отказывается от переговорного процесса, специалисты регулярно встречаются, если есть инициатива с болгарской стороны. Но переговоры переговорами, а судебный иск и разбирательство в парижском арбитраже будет идти параллельно. При этом одно другого не исключает, если, допустим, в результате переговоров болгарская сторона решит погасить какую-то часть задолженности, то, соответственно, и сумма иска будет откорректирована. 

 

Параллельно идут два процесса, один переговорный, другой арбитражный. Если болгарская сторона решит погасить какую-то часть задолженности, то, соответственно, сумма иска будет откорректирована.

 

 

Геннадий Тепкян, вице-президент ЗАО «Атомстройэкспорт»:

«По состоянию на сегодняшний день один комплект для блока полностью готов, а второй находится на завершающейся стадии изготовления. После фукусимских событий нам было поручено разработать и провести стресс-тесты проекта «Белене», что мы успешно выполнили. Результаты тестов подтвердили эксперты МАГАТЭ. 

Одновременно с работой над проектом мы готовили строительно-монтажную базу. Были поставлены и введены в эксплуатацию 2 очистных сооружения, также был подготовлен котлован, то есть все старые сооружения были демонтированы и было начато исследование грунта, где должны были бы стоять блоки. Также мы провели ряд работ по укреплению грунта. Была выполнена колоссальная работа, так как на сооружение блоков предусматривалось потратить всего 5 лет. 

Но с каждым годом все переносилось, после выборов нового правительства Болгарии из проекта вышла немецкая компания RWE, которая, кстати, в своем заявлении отметила, что довольна проектом, что он соответствует всем мировым стандартам и требованиям. 

Таким образом, в 2010 году болгарская сторона попросила нас о рассрочке платежа, мы ее подписали. Но с января 2011 года они вообще перестали платить и по рассрочке, и по выполняемым работам. В конце марта болгарское правительство заявило в СМИ о том, что они вообще прекращают строительство. В связи с тем, что было объявлено о прекращении, наши партнеры – AREVA и SIEMENS, предъявили претензии об оплате в адрес Атомстройэкспорта. И мы просто вынуждены были предъявить соответствующие претензии болгарской стороне. 

Процедура подачи иска прописана в контракте и соглашении между Россией и Болгарией. Атомстройэкспорт действует строго в соответствии с данными документами. Нам остается ждать арбитражного разбирательства. Но если болгарская сторона предложит возобновить стройку, то мы сразу же готовы развернуть работы, однако при этом необходимо рассчитаться с субподрядчиками и партнерами». 

 

Существенная часть задолженности, которую хочет взыскать АСЭ,— это оплата заказанного и частично изготовленного оборудования, которое до сих пор находится в России. Если НЭК оплатит изготовление, оборудование будет поставлено в Болгарию. В марте Бойко Борисов предлагал использовать почти готовый реактор для строительства седьмого блока на АЭС «Козлодуй». Но использовать оборудование София может только для новой АЭС, строящейся по российскому проекту, а после отказа от Белене таких проектов в стране нет. В любом случае нужно юридическое решение по изготовленному оборудованию, а далее уже его собственник (будь то АСЭ или НЭК) будет думать, что с ним делать дальше. 

 

 

Оборудование считается уникальным. Оно специально разрабатывалось именно для площадки Белене.

 

Парадокс в следующем – мы с вами знаем, что проект «Белене» отменен, так как в СМИ много об этом говорится, но АСЭ до сих пор не получил ни одного документа от НЭК Болгарии о том, что нужно приостановить изготовление оборудования для второго блока. До сих пор у АСЭ нет правовых оснований прекращать изготовление оборудования. Таким образом, Атомстройэкспорт продолжает изготовлять оборудование в интересах болгарского заказчика. 

 

 

Не очень пока понятно, что Болгария хочет сделать на 7 блоке АЭС «Козлодуй». Пока существуют только заявления в СМИ, никакого структурированного предложения нет. Да и как такое сложное инженерное сооружение, как реактор в сборе, «впихнуть» в другую площадку, специалистам совершенно непонятно… 

 

Между тем СМИ продолжают пестрить заявлениями болгар, что Росатом денег не получит. Болгары действительно думают, что можно не платить за проделанные работы или этих денег просто нет? Скорее – второй вариант. Однако совершенно непонятно, зачем они довели ситуацию с проектом до такого состояния.

Хотя в СМИ часто говорят, что инвесторов для проекта нет, но это неправда. Инвесторы, желающие участвовать в проекте, были всегда, и частные, и государственные. И, самое интересное, что до сих пор инвесторы есть! Сначала, в 2006 году была немецкая компания RWE, которая долго ждала политического решения от болгарского правительства и старта проекта. Но так и не дождалась, хотя готова была инвестировать 49%. Далее Росатом заявлял, что российская сторона готова стать инвестором проекта. Но болгары ответили, что Россия не может инвестировать проект на 100% – это недопустимо по политическим соображениям, так как 51% должен оставаться у болгарской стороны. Росатом ответил: «Хорошо, давайте так, у вас контроль, а у нас миноритарная доля. Стартуем?». И опять ответ – нет, нехорошо, чтобы только один Росатом был инвестором, давайте привлечем еще европейских инвесторов. Росатом привлек к проекту финскую Fortum и французскую Altran Technologies, плюс со стороны Болгарии говорилось, что в виде инвестора будет привлечено еще правительство Сербии. В итоге опять по политическим соображениям решение откладывалось и мы пришли к тому, что решение о запуске проекта так и не состоялось. 

 

 

Проект был и остается привлекательным для инвесторов. Он абсолютно реализуем, и если сегодня случится чудо, и болгарские политики скажут: «Стройте Белене!», то станцию можно будет построить в очень короткие сроки, поскольку оборудование уже готово. А также проект будет одним из самых дешевых, так как оборудование изготовлено по ценам 2006 года, которое было заказано сразу же после победы в тендере. Инвесторы это прекрасно понимают.