В копилку Росатома

В копилку Росатома Опыт и авторитет зарубежного специалиста будет дополнительной гарантией качества российских проектов для иностранных клиентов. Интервью с Юкка Лааксоненом, вице-президентом Русатом-Оверсиз

 

— С 1 апреля вы заняли пост вице-президента Русатом-Оверсиз. Каковы ваши намерения на этом посту? Каких результатов вы хотите добиться с вашей командой в области ядерной безопасности?

— Я хотел бы помочь реакторам Росатома занять лидирующие позиции в мире, потому что они этого заслуживают, учитывая их высокое качество. Для этого нам важно международное сотрудничество, мы пригласим лучших специалистов мира, чтобы совместно с ними подготовить обзоры и убедить людей во всем мире, что станции с российскими реакторами отвечают всем со временным требованиям безопасности МАГАТЭ.

У нас сейчас новые требования безопасности МАГАТЭ, которые были представлены в сентябре прошлого года, и я хотел бы сравнить дизайны российских реакторов с этими новыми требованиями, чтобы продемонстрировать их высочайшие системы безопасности, и что они полностью соответствуют всем новым требованиям.

Также я хотел бы акцентировать свое внимание на ядерной программе по утилизации отходов в России. Хотя это  не является частью моей сферы деятельности, но это то, что является необходимой предпосылкой для успеха российской ядерной программы и распространения российских технологий в мировом масштабе.

 

 

Юкка Лааксонен, до настоящего времени работавший на посту генерального директора Центра радиационной безопасности Финляндии STUK, будет продвигать российские атомные технологии на глобальный рынок.

 

— В некоторых странах Европы после Фукусимы решили пересмотреть дальнейшее развитие своей ядерной программы. Такая реакция может быть понятна с человеческой точки зрения, но уместен ли ядерный скептицизм с учетом его научно-технического прогресса?

— Не так много стран в Европе и за ее пределами, решивших отказаться от атомной энергетики после Фукусимы. Из  стран, использующих атомные электростанции, только Германия четко изменила свою позицию. Италия пе- рестала развивать данное направление уже давно. Швейцария просто взяла перерыв в новом строительстве.

Страны же вне Европы не отказались от атомной энергии. В Китае было принято решение пересмотреть, какой тип реактора будет строиться в стране в будущем. Они строили современные реакторы поколения 3 и 3+, но у них также возводились реакторы 2-го поколения. Очевидно, что Китай откажется от строительства АЭС второго поколения. Вместо этого они развернут более масштабное строительство современных и безопасных реакторов.

Что будет в Японии, вопрос, конечно, пока открытый, так как сейчас японский народ очень обеспокоен. Я думаю,  что в долгосрочной перспективе японцы продолжат развитие атомной энергетики, но сначала они должны восстановить территории и позволить эвакуированным людям вернуться в свои дома, а это очень непростой  процесс.

 

 

Информация о потенциальных последствиях в случае аварии должна быть максимально ясно донесена до народа.

 

— Люди боятся атомную энергетику, как это изменить?

— Думаю, продолжение политики безопасности атомных станций будет наиболее эффективным действием. Вы не можете строить позитивные взаимоотношения с народом, если каждодневные действия на атомных станциях не считаются безопасными.

С другой стороны, будет не совсем правильно позволить людям думать, что атомные станции абсолютно безопас- ны и не существует никаких угроз. Например, в Северной Корее или в Советском Союзе людей просто заставили поверить, что атомная энергия абсолютно безопасна. И когда произошла катастрофа, люди потеряли свое до- верие к атомной энергии. Общественность должна иметь достоверную информацию, и она также должна получать информацию о худших последствиях в случае аварии.

Например, в Японии ни один человек среди широкой общественности и даже ни один работник на месте не подвергся облучению, повлиявшему на их здоровье. Поэтому люди должны знать, что широкая общественность вообще не была под угрозой.

 

 

— В соответствии с брюссельским законодательным актом выбор энергетического баланса страны является ее собственной прерогативой. Однако в последнее время мы наблюдаем попытки различных ассоциаций достичь запрета атомной энергетики в Европе, а также размышления исполнительной власти о национальных энергетических балансах. Каково ваше мнение на этот счет?

— Я не думаю, что подобные идеи будут реализованы на практике, так как каждая страна имеет свои собственные убеждения. Этот шаг приведет к вмешательству в политику стран, которое не является приемлемым для большинства из них.

Конечно, есть страны, где люди боятся ядерной энергии после того, как она стала объектом негативной кампании в СМИ. Одним из примеров является Австрия, где ежедневно люди подвергаются информационной атаке о смертельных угрозах, связанных с ядерной энергией. Австрийцы, читающие подобные рассказы из газет уже десятки лет, естественно боятся АЭС и всего, что с ними связано. Поэтому очень важно, чтобы европейцы не подвергались дезинформации из СМИ.

 

— Промышленно развитые страны координируют свои знания и возможности для того, чтобы разработать новое 4-ое поколение ядерных реакторов. Когда этот проект будет реалистичным, чтобы начать строить и использовать их? Какие требования будут предъявляться операторам? Какие инновации будут в реакторах нового поколения?

— Реакторы 4-го поколения в некотором роде просто псевдоним для различных групп реакторов, каждый из которых имеет определенное преимущество.

Очень важны вопросы безопасности, реакторы 4-го поколения не имеют отличных средств безопасности от реакторов поколения 3+. Таким образом, реакторы поколения 3+ одинаково безопасны, как и реакторы 4-го поколения. Кроме того, все реакторы 4-го поколения в настоящее время находятся на стадии исследований и нельзя конкретно сказать, когда они могут быть использованы в промышленном масштабе.

 

 

— Один из видов «тихой угрозы» текущего развития атомной энергетики – постоянное накопление отработавшего  ядерного топлива. Какой из двух нынешних основных способов решения этой проблемы, с вашей точки зрения, лучше: длительное хранение или дальнейшая переработка ОЯТ?

— Конечно, переработка ОЯТ необходима, если мы говорим об устойчивом производстве ядерной энергии. Мы должны задумываться о временном горизонте в тысячу или даже десять тысяч лет. А для этого нам необходимы новые типы реакторов и переработка отработавшего ядерного топлива.

В настоящее время в Финляндии развивается система прямого хранения ОЯТ, чтобы продемонстрировать возможность контроля за ОЯТ без поддержки других стран и без введения технических инноваций. Это до- казательство того, что с помощью существующих технологий и наших собственных компетенций можно создать систему абсолютно безопасной утилизации отработанного топлива.

 

 

— Сколько лет потребуется, чтобы государства, которые хотят безопасно развивать ядерную энергетику, подготовили новое поколение молодых специалистов для такой сложной задачи? Может необходимо объединить силы европейского и мирового ядерного сообщества?

— Это правда – необходимо около десяти лет опыта работы в этой профессии, чтобы ее хорошо освоить. Но я никогда не был обеспокоен на этот счет, потому что атомная энергетика требует не так много глубокоспециализированных специалистов-ядерщиков. Большинство людей, работающих в ядерной сфере, это инженеры, которые могут прийти из другого типа промышленности. Инженеры-строители, которые работают в сфере строительства, механики, электрики, а также специалисты по контролю.

Например, в Финляндии люди, которые пришли в регулирующий орган, когда началось строительство «Олкилуото-3», были в основном из других отраслей. Мы никогда не сталкивались с нехваткой квалифицирован- ных кадров. Когда началось строительство «Олкилуото-3», было отмечено увеличение интереса молодых людей  начать изучать ядерные технологии. У нас в настоящее время есть достаточное количество молодых людей, интересующихся атомной энергетикой.