Японское энергокольцо

После долгих дискуссий парламент Франции принял решение об ограничении доли электроэнергии, вырабатываемой на АЭС, до 50% к 2025 году. В то же время Япония, наоборот, начинает вновь запускать реакторы, остановленные после фукусимских событий.

Открытие физиками процесса деления ядра атома урана подарило человечеству принципиально новый источник энергии. Советские ученые были первыми, кто решил использовать его в мирных целях, сконструировав и построив первую в мире атомную электростанцию. С тех пор прошло более 60 лет, наука и технологии сделали колоссальный скачок, и сегодня атомные электростанции строят на всех континентах во многих странах мира. Тем не менее, несмотря на очевидные выгоды использования АЭС, не все страны считают целесообразным развивать атомную энергетику. Особенно явно это проявилось после аварии на японской АЭС «Фукусима-1», произошедшей в марте 2011 года. Так, Германия решила остановить 9 атомных энергоблоков, а к 2022 году полностью отказаться от использования АЭС. Буквально на днях после долгих дискуссий парламент Франции принял решение об ограничении доли электроэнергии, вырабатываемой на АЭС, до 50% к 2025 году, определив максимально допустимую суммарную мощность АЭС в 63,2 гВт. В то же время Япония, пострадавшая от аварии на Фукусиме, наоборот, начинает вновь запускать реакторы, остановленные после фукусимских событий. Почему так происходит, в чем причины столь разного отношения к использованию атомной энергетики в постиндустриальных странах, мы попытались разобраться вместе с экспертом, советником Генерального директора госкорпорации «Росатом», управляющим директором компании «ТЕНЕКС-Япония» Сергеем Плужником.

Начало перезапуска

Япония – островное государство, входящее в десятку развитых стран мира, до аварии на АЭС «Фукусима-1» эксплуатировала 54 ядерных реактора, уступая по их количеству лишь Франции и США. Фукусимские события поставили под сомнение будущее атомной энергетики в этой стране. Работа всех реакторов была приостановлена, и в обществе разразились бурные дискуссии о целесообразности их дальнейшей эксплуатации. Часть населения была настроена категорически против дальнейшего использования атомных электростанций.

31

Тем не менее после продолжительного обсуждения роли атомной энергии, проходившего в обществе, правительстве и профессиональном сообществе, удалось достигнуть консенсуса. Правительство признало атомную энергетику одним из базовых элементов в энергетике страны и определило ее долю в общем энергобалансе на уровне 20%, рассказывает Сергей Плужник. По его словам, для этого нашлись веские причины. Так, в постфукусимские годы после остановки всех АЭС потребление газа в Японии увеличилось более чем на 25%, что обусловило рост цен на углеводороды, при этом импорт Японией углеводородного топлива вырос на 35%, что было напрямую связано с необходимостью покрытия дефицита электроэнергии, ранее производимой на атомных станциях.

«Цены на электроэнергию регулируются государством, и все энергокомпании прошли процедуру одобрения повышения тарифов для компенсации выросших расходов. Как следствие, для потребителей выросли цены на электроэнергию, что, в свою очередь, повлияло на стоимость их продукции, сделав ее менее конкурентоспособной по сравнению с производителями из других стран, например Южной Кореи», – рассказывает эксперт. Однако достаточный запас прочности японской экономики и подешевевшая национальная валюта позволили сгладить этот процесс для японских производителей и компаний, ориентированных на экспорт. Кроме того, японские энергокомпании – одни из самых крупных налогоплательщиков в стране, и остановка реакторов лишила бюджеты всех уровней значительных налоговых поступлений.

В итоге были разработаны и приняты новые технические стандарты безопасности для АЭС, а всем компаниям предписано привести атомные станции в строгое соответствие с этими требованиями. Затем началась долгая процедура подготовки и проведения отчетов энергокомпаний о проделанной работе, предоставление их регулятору и получение одобрения на запуск. Затем настал черед местных органов власти. «Для того чтобы перезапустить станцию, необходимо получить одобрение местного муниципалитета, префектуры и центрального правительства. И лишь после проведения всех этих длительных и сложных процедур компания может принять решение о перезапуске станции», – поясняет Сергей Плужник.

Первой весь этот непростой марафон пробежала компания «Кюсю Электрик», запустившая 10 августа реактор на АЭС «Сэндай». Остальные реакторы будут запускаться по очереди. Следующий энергоблок будет введен в эксплуатацию скорее всего в октябре–ноябре этого года, предполагает глава «ТЕНЕКС-Япония», подчеркивая, что перезапуск реакторов долгий и непростой процесс, связанный с соблюдением сложных демократических процедур.

Но уже сегодня очевидно, что парк японских АЭС значительно сократится. 6 реакторов на «Фукусиме-1» не будут эксплуатироваться никогда. Еще 5 реакторов будут выведены из эксплуатации в связи с окончанием их срока службы. По ряду реакторов продолжается дискуссия как в обществе, так и с регулятором, и решение о целесообразности их запуска может быть не принято. Так, под некоторыми реакторами сейсмологи нашли активные тектонические разломы. Энергокомпании привлекли экспертов для всесторонней оценки этой ситуации, дискуссия о дальнейшей судьбе этих реакторов продолжается, резюмирует Сергей Плужник.

32

Поиск альтернативы

Япония не стоит на месте, развивая и внедряя новые технологии в сфере энергетики. Одно из таких направлений – это водородная энергетика. Компания Toyota запустила в продажу водородные автомобили, в городах строятся сети заправочных водородных станций. Это перспективное направление, по которому ведутся активные исследования, однако пока не очень понятно, как оно в будущем сможет повлиять на общий энергобаланс, отмечает Сергей Плужник.

В стране также действуют программы по развитию возобновляемых источников электроэнергии, например приливной и ветровой генерации. Однако эти источники энергии не дают возможности для осуществления стабильного и надежного энергоснабжения потребителей и могут использоваться лишь в дополнение к тепловым или атомным электростанциям. И хотя в перспективе предполагается довести долю выработки на возобновляемых источниках до 20%, на сегодняшний день реальной альтернативы для атомной энергетики в Японии нет. 

Европа

Несколько иная ситуация в отношении атомной энергетики сложилась в Европе. Такие страны, как Германия и отчасти Франция, взявшие курс на отказ от использования АЭС или снижение доли электроэнергии, вырабатываемой на атомных станциях, сделали это скорее по политическим мотивам, считает российский эксперт, отмечая фактическую «условность» таких действий. Так, Германия, принявшая решение об отказе от использования собственных АЭС под давлением части избирателей, поддерживающих правящую коалицию, находится в едином европейском энергокольце. «Буквально на границе Германии, через реку, на территории Франции, стоит действующая АЭС, вырабатывающая электроэнергию и поставляющая ее в Германию. С точки зрения безопасности это весьма сомнительно и больше похоже на обычную манипуляцию общественным мнением», – считает Сергей Плужник.

Ведь отказавшись от использования собственной атомной энергии, Германия благополучно получает ее от АЭС, расположенных в соседних Франции и Швеции. Что касается Франции, принявшей решение в перспективе снизить долю электроэнергии АЭС до 50%, то ее атомная энергетика все равно останется основой энергобаланса даже после вывода из эксплуатации устаревших энергоблоков, которые через какое-то время будут заменены на более современные.

Каждый пятый кВт – атомный

Япония, являясь островным государством, имеет изолированную энергосистему, и до настоящего времени вопрос импорта электроэнергии извне ни в обществе, ни в правительстве серьезно не рассматривался. Поэтому у Японии просто не остается другого пути, страна вынуждена опираться на собственные энергетические мощности. Исходя из этого факта, для диверсификации рисков и обеспечения возможности надежного энергоснабжения потребителей страны, несмотря на аварию на АЭС «Фукусима-1», японским правительством было принято решение о сохранении доли электроэнергии, вырабатываемой на АЭС на уровне 20%, резюмирует Сергей Плужник.

Столько же – порядка 20%, в перспективе должна составить доля электроэнергии от возобновляемых источников, электроэнергия ГЭС даст порядка 10%, остальное покроется за счет выработки тепловых электростанций. Так что в обозримом будущем Япония останется страной, где атомная энергетика будет одной из базовых составляющих ее энергосистемы.