Обнинский форпост

Ядерная медицина – надежда на эффективную и победоносную борьбу с онкологическими заболеваниями. От деятельности предприятий атомной отрасли, безусловно, во многом будет зависеть успех национальной программы по борьбе с онкологией. Мы пристально следим за битвами на этом фронте и вот, наконец, готовы сообщить оптимистичную новость: Россия созрела для принятия такой национальной программы. Главное, теперь семимильными шагами двигаться в направлении безоговорочной капитуляции раковых клеток, поскольку велик риск опоздать и проиграть эту войну.

Вообще, проект программы национальной стратегии по борьбе с онкологическими заболеваниями возник ещё в 2017 году. Его направили на согласование в Минздрав, и процесс принятия документа, как это часто водится, оказался слишком затянут чиновниками. А ведь именно программой национальной стратегии по борьбе с онкологическими заболеваниями на долгосрочный период до 2030 года предусмотрено формирование системного развития онкологической службы в России. Как сказал в одном из интервью генеральный директор Национального медицинского исследовательского центра радиологии академик РАН Андрей Каприн: «Борьба с онкологическими заболеваниями – дело не только медиков. Это междисциплинарная, межгосударственная проблема. Пожалуй, это единственное медицинское направление, в котором специалисты любых стран должны делиться самыми новыми разработка и без всякой ревности, чтобы вместе победить недуг. Чтобы идти быстрее по этой дороге, мы должны помогать друг другу. Проблема смертности от рака во всём мире стоит остро. В России и Германии  онкология пока на втором месте по причинам смертности. Во всех остальных странах – уже на первом». Именно поэтому ещё в ноябре 2017 года национальная программа была безоговорочно принята всеми членами профессионального сообщества, а также активно поддержана представителем ВОЗ, что ещё раз подтверждает глобальную значимость созданного документа и демонстрирует важность его принятия на уровне Правительства РФ.

Меры, прописанные в этом глобальном документе, предусматривают решение таких ключевых задач, как, скажем, внедрение скрининговых программ для раннего выявления заболеваний, укрепление трехуровневой системы оказания медицинской помощи или обеспечение пациентов качественными и доступными лекарственными препаратами. Естественно, в большом количестве понадобятся хорошо подготовленные кадры, необходимо будет развивать систему медицинской реабилитации и паллиативной медицинской помощи, укрепить финансовое обеспечение онкологической службы и многое другое. Производство радифармпрепаратов, изотопов, протонная терапия и большое количество иных основных и вспомогательных инструментов в борьбе с онкологией лежит исключительно на предприятиях атомной отрасли.

Очень многое зависит в борьбе с онкологией от работы специалистов Обнинского медицинского радиологического научного центра имени А.Ф. Цыба – филиала Национального медицинского исследовательского центра радиологии Минздрава России, входящего в число старейших в России радиологических центров. Сегодня потребность в протонной терапии – 40 тысяч пациентов в год. Как говорят специалисты, преимущество протонного лечения в том, что энергия направляется непосредственно в опухоль, затрагивая наименьшее количество здоровых тканей вокруг. Поэтому лечат в основном сложные случаи: заболевания головы и шеи Это 80 % пролеченных пациентов во всём мире. Кроме того, лучи протона незаменимы, когда требуется повторное облучение, когда пациент не в состоянии вынести новую большую дозу облучения. Вообще, лучевая терапия, как рассказывают эксперты, в том или ином варианте показана более чем половине из всех онкопациентов. И как раз один из современных её вариантов – протонная терапия – показан примерно 20% больных, нуждающихся в лучевой терапии. В Обнинске находится уникальный отечественный специализированный медицинский протонный терапевтический комплекс. Пролечено более 200 больных, для многих из которых данное лечение было безальтернативным: другие федеральные центры просто отказали им.

Там же, в Обнинске, находится и форпост отечественного производства радиофармпрепаратов и изотопов  — Государственный научный центр Российской Федерации – Физико-энергетический институт имени А.И. Лейпунского, сокращённо ФЭИ. Мы много раз рассказывали о том, что пару лет назад именно здесь началось производство полностью отечественных микроисточников с йодом-125, которые необходимы для операций брахитерапии. Они созданы в ФЭИ по российской технологии, на российском оборудовании и из российских комплектующих. И при этом ни в чём не уступают импортным. Разве что в цене – они в разы дешевле заморских аналогов. Каким ещё образом ФЭИ включён в национальную онкологическую программу, мы спросили у генерального директора ГНЦ РФ – ФЭИ Андрея Говердовского.

Андрей Александрович, насколько важна сегодня, на ваш взгляд, национальная программа и какую роль отрасль готова взять на себя в её реализации?
Совершенно очевидно то, что нам действительно необходима онкологическая программа. И самое лучшее обоснование и аргументацию для создания такой программы представил Президент Российской Федерации. Эта программа очень важна сегодня, потому что именно сейчас мы увидели, с каким страшным злом столкнулись, какие последствия для нашего населения и, соответственно, государства может иметь промедление. Атомная отрасль берёт на себя в этой программе очевидную роль – это создание технических средств, радиофармпрепаратов, терапевтических комплексов – всю техническую часть по заявкам врачей.

Какие задачи готов и будет выполнять ваш центр?

Мы включаемся всеми имеющимися у нас силами. Это не только изотопная продукция, генераторы технеция, генераторы рения, это и радиофармпрепараты, и медицинские изделия. Кроме того, мы начинаем развивать совершенно новое для нас направление лучевой терапии на новых принципах генерации излучения, генерации полезных частиц, которые будут использоваться в ядерной медицине.

Каковы ваши передовые разработки в области изотопной продукции? Добавились какие-то новые направления?
Конечно же, это наша большая триада, о которой неоднократно говорили. Кроме йода-125, который уже есть на рынке, с помощью наших микроисточников уже проведено более ста операций, сейчас завершаются доклинические испытания иттрия-90, тоже очень редкого изотопа, применяемого для лечения онкологии печени. В скором времени мы перейдём к клиническим испытаниям данного медицинского изделия совместно с нашими коллегами из медицинских радиологических центров. Другим перспективным направлением является альфа-излучатель – радий-223 и, конечно же, то, что сегодня на слуху и в нашей стране, и во всём мире, – это актиний-225. Его пока практически нет в стране, но у нас есть наработки для его производства в большом объёме и высочайшего качества с тем, чтобы полностью обеспечить потребности нашей страны, а также выйти на зарубежный рынок.

Лучевая терапия – это сегодня единственная панацея в лечении онкологических болезней?
Мы прекрасно понимаем, что без лучевой терапии комплекс лечения не будет завершён. Поэтому если это и не единственная панацея, то очень важный элемент, которого, кстати, сегодня в стране очень мало. Поэтому Национальная онкологическая программа и создаётся именно сейчас.

Один гамма-нож стоит более 5 млн евро. На всю страну у нас пока шесть гамма-ножей. Этого явно мало. Что делать?
Их так мало в стране, потому что действительно очень дорого. Очень дорого, потому что это очень высокая технология, хороший промышленный дизайн, хорошая математика, наконец, это хорошие традиции в создании лучевых установок на основе кобальта. Мы можем производить кобальт, но мы пока не умеем делать гамма-ножи. Мы как научная организация не хотим повторять то, что дешевле делается в мире, а хотим сделать своё. И у нас есть замечательные идеи. Это так называемый проект ФЕМТА, благодаря которому,мы хотим заменить гамма-ножи более щадящей для человека технологией и, к тому же, более дешёвой. Это целый проект, который мы представили в тематический план госкорпорации «Росатом». На данный момент идёт обсуждение финансовых, технических и конструкторских вопросов в этом направлении. Это может оказаться прорывом в лучевой терапии, в том числе в той области, в которой применяются гамма-ножи и киберножи.

Какие новейшие методы борьбы с онкологией могли бы предложить современные радиологические центры по стоимости гораздо дешевле западных аналогов?
Все предложения в Российской Федерации многократно дешевле, чем на Западе. Другой вопрос, что далеко не всё сегодня можно делать в нашей стране. Не хватает ни оборудования, ни радиофармпрепаратов, ни расходных материалов, которые часто не выпускаются в нашей стране. Поэтому нужна программа, чтобы решать данную проблему комплексно. За год этого не сделать, но до 2030 года наша страна поменяет свой облик как страна – победительница онкологии.