Сжигание лишнего

Три госкорпорации начнут гигантский проект по строительству ТЭС на ТКО

Росатом станет ключевым технологическим партнером «Ростеха» при сооружении в России еще 25 заводов по термической переработке бытовых отходов. Для атомной госкорпорации поставка оборудования для ТЭС на твердых коммунальных отходах (ТКО) может стать одним из крупнейших проектов развития в сфере «неатомного бизнеса».
В середине мая госкорпорации «Ростех», «Росатом» и ВЭБ.РФ объявили о подписании соглашения о партнерстве, которое предполагает резкое увеличение темпов строительства в России заводов по термической переработке твердых коммунальных отходов. Речь идет о тепловых электростанциях, сжигающих отходы, которые в противном случае пришлось бы отправлять на полигоны. По словам гендиректора «Ростеха» Сергея Чемезова, «строительство 25 современных предприятий по выработке энергии из отходов позволит предотвратить возникновение более 80 новых мусорных полигонов, закрыть 25 действующих и сохранить около 60 тыс. га земель». Стоимость вложений оценена в 600 млрд руб. ВЭБ.РФ готов выступить в качестве финансового партнера, сказал глава госкорпорации Игорь Шувалов. «Рассчитываем привлечь в этот проект инвестиции коммерческих банков, финансовых институтов и частных инвесторов, в том числе в рамках механизма государственно-частного партнерства, а также с использованием механизма “зеленых” облигаций», — добавил он.
Росатом выступает в соглашении в роли технологического партнера, ключевую роль должен играть машиностроительный дивизион госкорпорации «Атомэнергомаш». Атомная госкорпорация может поставить основное оборудование, обеспечить разработку базового инжиниринга для заводов, привлечь носителей лучших зарубежных технологий в области энергетической утилизации ТКО, осуществлять пусконаладку и оказывать сервисные услуги при эксплуатации. «Машиностроительный дивизион корпорации производит оборудование не только для первых российских заводов по переработке бытовых отходов в энергию, но и для аналогичных зарубежных проектов, – отметил гендиректор Росатома Алексей Лихачев. – И сегодня мы готовы привлекать наши ведущие технологические возможности и компетенции, чтобы вместе с партнерами создать безопасную современную систему переработки и утилизации ТКО, которая минимизирует воздействие на природу и окружающую среду».

Что делает «Атомэнергомаш»
Участие «Атомэнергомаша» (АЭМ) в проекте строительства заводов по термической утилизации ТКО хорошо вписывается в концепцию диверсификации и развития новых неатомных направлений бизнеса Росатома. Уже сейчас производство оборудования для проектов «РТ-Инвеста» (дочерняя компания «Ростеха», отвечающая за строительство энергетики на ТКО) занимает значительную долю в портфеле заказов АЭМ. В 2019 году общий десятилетний портфель АЭМ составил 750 млрд руб., а общий объем контрактов по пяти заводам “РТ-Инвеста” — 24 млрд руб., рассказывают в «Атомэнергомаше».


«РТ-Инвест» в рамках пилотного проекта строит четыре мусоросжигающих завода в Подмосковье и один — в Татарстане. Объекты запустят в 2022 году, ежегодно они будут сжигать более 3 млн тонн отходов, вырабатывая свыше 2 млрд кВт·ч электроэнергии.


«ЗиО-Подольск», входящий в АЭМ, производит котельное оборудование для заводов по термической обработке отходов. Предприятие изготовит 14 котельных установок – по три на каждый завод в Подмосковье и две — для завода в Татарстане.  Общий объем при этом составит около 35 тыс. тонн котельного оборудования: трубопроводы, нагревательные элементы, металлоконструкции и др., говорят в АЭМ. Все пилотные мусоросжигающие предприятия строятся по технологии японско-швейцарской Hitachi Zosen Inova. В 2019 году Hitachi и «ЗиО-Подольск» подписали консорциальное соглашение. Консорциум обеспечит заводы современным оборудованием для приема и измельчения мусора, термической переработки отходов, очистки дымовых газов, а также системой удаления золы и шлаков. АЭМ вместе с Hitachi поставляет практически всё оборудование для подмосковных заводов «РТ-Инвеста».
Расширение проекта строительства мусоросжигающих заводов позволит углубить локализацию технологий. Сейчас в России полностью производятся котельное оборудование, турбоустановки, воздушно-конденсационные установки, в целом локализовано более 70% оборудования. После строительства 25 новых объектов показатель достигнет 95%, по оценкам «РТ-Инвеста».
Следующим этапом может стать освоение новых рынков. В 2019 году «ЗиО-Подольск» уже начал изготовление комплекта пароперегревателей для паровых котлов для мусоросжигающих заводов Riverside в Великобритании. Поставка по контракту с Hitachi запланирована в текущем году. С учетом появления референций в России опыт поставок Росатома может быть существенно расширен, надеются в ВЭБ.РФ. При этом ВЭБ.РФ готов предоставлять финансовую поддержку экспортерам российского оборудования и строительных услуг, подчеркивают там.

Мусорное горообразование
Возле крупных городов России десятилетиями росли горы мусора: ежегодно в стране образуется до 70 млн тонн ТКО, подавляющая часть которых отправляется на полигоны. Постепенно мусор начинает гнить, выделять токсичные газы и периодически горит. Об опасности свалок громко заговорили на разных уровнях после 2017 года, когда жители подмосковной Балашихи в прямом эфире попросили президента Владимира Путина закрыть крупнейший полигон Подмосковья «Кучино». Вскоре на всю страну прогремела история жителей Волоколамска, которые отравились свалочными газами с полигона «Ядрово». Весной 2018 года в городе начались протесты, волна митингов против свалок прокатилась и по другим городам.
Решить «мусорную» проблему в короткие сроки крайне сложно: закрыв свалку, нужно искать для нее новое место. Более цивилизованный, но дорогой с точки зрения технологий и логистики способ — раздельный сбор и переработка отходов. Однако значительная часть ТКО не годится для рециклинга: в переработку можно отправить, как правило, лишь 50% мусора. Поэтому во многих странах мира приходится включать второй этап утилизации — сжигание отходов для преобразования в электроэнергию и тепло. Мусоросжигающие заводы особенно необходимы в крупных городах, где образуется наибольшее количество мусора, а свободных земель для его безопасного захоронения крайне мало.


МИРОВОЙ ОПЫТ
За границей строительство мусоросжигающих ТЭС (waste-to-energy) финансируется из нескольких источников, говорит менеджер практики по работе с компаниями сектора энергетики и коммунального хозяйства КПМГ в России и СНГ Сергей Роженко. Основной источник — сбор за переработку твердых коммунальных отходов (так называемый Gate Fee). Используется и выручка от продажи электроэнергии и тепла, причем «зеленой» энергией обычно признаётся только часть выработки МТЭС, в зависимости от состава отходов, и она, как правило, не превышает 50—60% от всей выработки станции, продолжает С. Роженко. Есть и менее значимые статьи дохода, например, от продажи вторсырья и схемы углеродных сертификатов.
В Великобритании для заводов, построенных после 2000 года, сбор за переработку ТКО составлял £99 за тонну. Чтобы снизить стоимость утилизации ТКО для потребителей, некоторые страны, например Дания, активно используют эти заводы для теплоснабжения городов, как дополнительный источник выручки. По некоторым оценкам, около трети теплоснабжения датских городов обеспечивается именно за счет станций waste-to-energy, рассказывает С. Роженко.


Индустрия горючих отходов
В России главным и пока единственным игроком в секторе waste-to-energy (выработка электроэнергии за счет сжигания ТКО) остается «РТ-Инвест». Эта компания выступит оператором и новой, более масштабной программы. «Ростех» также заявляет, что намерен разработать комплекс мер государственной поддержки запуска и реализации таких проектов, в том числе с применением механизма договоров о предоставлении мощности (ДПМ) на оптовом рынке электроэнергии и мощности, механизма расширенной ответственности производителей, а также других мер.


СПРАВКА
Договор о предоставлении (поставке) мощности – это стандартный для современной России способ возврата инвестиций в новые электростанции, действующий с конца 2000-х годов. В обычных «тепловых» ДПМ новые ТЭС в течение нескольких первых лет работы получают повышенные фиксированные выплаты за мощность с оптового энергорынка. Это практически гарантирует инвестору, что он вернет сделанные в проект вложения, независимо от конъюнктуры рынка. За счет ДПМ в последние годы было построено порядка 30 ГВт газовой и угольной генерации, сходные механизмы («аналоги ДПМ») применялись также для строительства новых ГЭС и АЭС.


Тем не менее в большинстве стран мира технология waste-to-energy — возможно, неизбежный, но весьма затратный способ утилизации бытовых отходов. Естественно, она требует сложных договоренностей о том, за счет чего можно окупать такие проекты. Россия не стала исключением – мусоросжигающие электростанции станут одним из самых дорогостоящих видов генерации в стране.
Так, инвестиции в пять пилотных МТЭС, строящихся в Подмосковье и Татарстане, оцениваются в 155 млрд руб. Плановые капитальные затраты на строительство 1 кВт составляют 378,7 тыс. руб., что в несколько раз дороже солнечных и ветряных электростанций. При этом общая стоимость строительства российских объектов, в соответствии с заключениями независимых консультантов банков, сравнима с зарубежными аналогами, отмечают в ВЭБ.РФ.
Возврат инвестиций строящихся сейчас пилотных заводов в значительной степени (примерно на 80%) обеспечен платежами с потового энергорынка, говорят в ВЭБ.РФ. Мусоросжигающие электростанции причислены к возобновляемым источникам энергии (ВИЭ) и строятся по договорам поставки мощности. Еще примерно 20% от общей суммы возвращается из платы за прием твердых коммунальных отходов (так называемый gate fee), добавляют в ВЭБ.РФ. Кроме того, нацпроект «Экология» подразумевает  госсубсидию из федерального бюджета объемом 12,7 млрд руб. на снижение кредитной ставки по ссуде ВЭБ.РФ.
Если исходить из уже сложившейся экономики мусоросжигающих станций, то мощность 25 МТЭС с общим объемом затрат в 600 млрд руб. составит около 1,5 ГВт, оценил Денис Красновский из АКРА. Финансирование с помощью уже привычных ДПМ обойдется коммерческим потребителям электроэнергии в 1,5 трлн руб. ,или в 100 млрд руб. в год, подсчитал он.


ЦИТАТА
«При оценке проектов строительства мусоросжигательных заводов с получением энергии (энергетической утилизации) нельзя использовать привычный способ оценки экономических затрат, который используется при строительстве угольной или газовой генерации. В подобных проектах разумнее применять экономико-экологический подход, учитывать социальную нагрузку, затраты государства, населения и бизнеса на ликвидацию будущих негативных последствий, например, от захоронения отходов, которые не подлежат переработке», — говорит член комитета по природопользованию и экологии ТПП РФ Александр Багин.


Поиск возвращения инвестиций
Запуск стройки 25 заводов по термической утилизации отходов мог бы стать новым крупным и весьма прибыльным бизнесом для «Ростеха» и Росатома на ближайшее десятилетие. Однако для привлечения инвесторов необходимо понимать механизм возврата вложений, который пока только предстоит обсудить в правительстве. Вариантов несколько: платежи энергорынка, субсидии из бюджета, плата за вывоз отходов, а также экологический сбор, который с 2015 года в России платят производители товаров и упаковки.


ЦИФРЫ

14 млн тонн отходов

в год будут сжигать на 25 новых заводах по термической переработке мусора, по оценкам «РТ-Инвеста»

1795 заводов

для термической утилизации мусора работают по всему миру. Наиболее распространена технология в Японии, Китае, Франции и Германии.

95%

составит уровень локализации технологического оборудования МТЭС при расширении проекта до 25 заводов, по оценкам «РТ-Инвеста»

50%

составляет доля выручки неатомных продуктов в общих доходах «Атомэнергомаша»


В ВЭБ.РФ полагают, что в новом проекте разумно использовать различные механизмы возврата инвестиций. Цель — снизить одноставочную цену электроэнергии (LCOE) новых энергоблоков МТЭС до стоимости электроэнергии АЭС или электростанций на газе или угле, а также исключить перекрестное субсидирование. Так, LCOE для пилотных мусоросжигающих станций составляет 9–10 руб. за кВт·ч, а для новой традиционной генерации — 5–7 руб. за кВт·ч.
Для снижения нагрузки на энергорынок в «РТ-Инвесте» предлагают уменьшить плату за мощность по ДПМ на 50% в сравнении с пилотным проектом. Еще около 25% выплаты от расчетной платы за мощность мусоросжигающих электростанций можно получать из средств экологического сбора (его должны платить производители и экспортеры, которые не занимаются самостоятельной утилизацией перерабатываемого мусора), говорят в «РТ-Инвесте». Но этого ресурса явно пока недостаточно: в 2019 году бизнес заплатил всего 2,5 млрд руб. экосбора. Чтобы увеличить собираемость в десять раз, так или иначе придется увеличивать ставку экосбора, нормативы утилизации, а значит, и нагрузку на бизнес, говорит Любовь Меланевская из ассоциации «РусПЭК» (объединяет Coca-Cola HBC, Pepsico Holdings, Procter & Gamble, Tetra Pak и др.).
Другой возможный путь — финансировать проект за счет платежей за вывоз мусора. Тариф за вывоз мусора для населения и юрлиц устанавливает ФАС, в 2019 году общая сумма сбора должна была составить около 193 млрд руб. с НДС. На практике до пандемии коронавируса собираемость платежей составляла около 80%, а сейчас она еще ниже, говорит руководитель комиссии по развитию ЖКХ общественного совета при Минстрое Алексей Макрушин . Очевидно, что для финансирования мусоросжигающих заводов пришлось бы повышать тарифы, предупреждает эксперт.
Возможности госбюджета на строительство мусоросжигающих заводов также ограниченны, отмечают эксперты. По мнению «РТ-Инвеста», субсидия из госказны может составить около 30% капитальных затрат на инвестиционной фазе.

Полина Волкова