«Гражданская продукция должна развиваться опережающими темпами»

Точки роста — возможности для развития

Какие новые бизнесы будет развивать РФЯЦ-ВНИИЭФ в ближайшее десятилетие и где найдет высококвалифицированные кадры и средства для реализации масштабных проектов? Отвечает финансовый директор саровского ядерного центра Максим Девяткин.

— На конференции руководителей госкорпорации «Росатом» в начале года впервые было озвучено, что к 2030 году 40 % всей выручки отрасль должна получать от реализации новых бизнесов. Отдельно говорили о том, что для ядерного оружейного комплекса выполнить эту задачу особенно трудно в силу целого ряда причин. Как ее будет решать саровский ядерный центр?

— Недавно в РФЯЦ-ВНИИЭФ прошла стратегическая сессия, на которой собрались представители всех ключевых подразделений нашего ядерного центра. Были обозначены точки роста — новые направления, в которых просматриваются максимальные компетенции и возможности для развития. Определили ключевые продукты, на которых будем в ближайшем будущем делать акцент. Поэтому сегодня у нас есть четкое понимание объема работ до 2030 года и по основной тематике, и по новым бизнесам.

В первую очередь речь идет о цифровом направлении и цифровых продуктах. Это пакет программ для решения сложных инженерных задач «Логос» и система управления полным жизненным циклом «Цифровое предприятие». Эти продукты не имеют аналогов в России.

Вторая точка роста — развитие электронной компонентной базы. Филиал саровского ядерного центра, нижегородский «НИИИС им. Ю. Е. Седакова», имеет свой уникальный дизайн-центр и производственную базу для разработки и производства в области микроэлектроники для оборонно-промышленного комплекса. Заместитель председателя правительства РФ по вопросам ОПК Юрий Иванович Борисов сказал, что необходимо наладить полный цикл производства электронной продукции от материалов и компонентов до конечных устройств для всех секторов экономики. Эти работы для нашей страны являются прорывными, и на их основе можно создать качественные продукты для гражданских отраслей. Есть задача смены компонентной базы с импортной на отечественную в рамках АСУ ТП и приборов электротехники для атомных станций. Кроме того, есть ряд проектов по созданию и развитию вычислительных мощностей на отечественной компонентной базе.

Третье направление развития — медицинская техника. Уже активно внедряется в медицинскую практику наш прибор «Тианокс» для терапии оксидом азота. Он хорошо показал себя, в частности, в терапии коронавирусной инфекции. Есть уникальные медицинские разработки в области биофотоники — лазерной медицинской техники для проведения оптической биопсии, фрагментации камней любой локализации. Медицинские приборы начинают проходить процедуру сертификации. Кроме того, есть и другие проекты, которые сейчас разрабатывают подразделения РФЯЦ-ВНИИЭФ.

Четвертый новый бизнес — разработка транспортно-упаковочных контейнеров для перевозки и хранения ОЯТ. Этот проект реализуется в кооперации с интегратором — «Техснабэкспортом». В данный момент продукция разработки РФЯЦ-ВНИИЭФ признана референтной для российских атомных станций, сейчас идет верификация для зарубежных станций российского дизайна.

Прорабатываем возможности выхода на рынок нефтегазовой отрасли. Здесь мы можем предложить цифровые продукты, в частности имитационный комплекс течения флюидов в нефтепроводах «Цифровой добычной комплекс». Обсуждаем совместно с нефтегазовыми компаниями и другие проекты.

— Возможно ли обозначить цели по новым бизнесам в цифрах? Каково сейчас соотношение продукции специального назначения и гражданской продукции и каким оно должно стать в перспективе?

— Сейчас у нас ориентировочно гражданская продукция составляет порядка 10–15 % от общего объема, задача — довести ее до 35–50 %. При этом нам предстоит наращивать объемы и по основной тематике. Поэтому развитие гражданской продукции должно идти опережающими темпами.

— А есть ли у ВНИИЭФ план по сокращению затрат?

— Да, безусловно. В отрасли реализуется программа оптимизации затрат, и ВНИИЭФ не может оставаться в стороне. Ядерный центр стремится обеспечить преимущество роста объемов работ над ростом условных постоянных затрат. За счет чего это может быть достигнуто? В первую очередь сейчас прорабатывается программа вывода непрофильных активов. Исторически так сложилось, что у предприятий в моногородах всегда было немало вспомогательных подразделений, которые обеспечивали сервис, эксплуатационное и техническое обслуживание, вопросы социальной инфраструктуры. У ВНИИЭФ такие структуры тоже есть, но в последние три года они постепенно выводятся на аутсорсинг. При этом мы стараемся не допустить сокращения рабочих мест в городе, снижения качества услуг и, самое главное, негативного влияния на безопасность — основу функционирования предприятия.

— Как строится сейчас взаимодействие закрытого предприятия РФЯЦ-ВНИИЭФ с открытым технопарком «Саров»?

— Технопарк является ключевой открытой площадкой для трансфера инноваций, коммерциализации гражданских разработок. Сейчас в технопарке сформирован значительный пул резидентов: порядка 15 компаний, более 600 сотрудников. Они работают в совершенно разных сферах. Одни разрабатывают цифровые продукты, другие создают новые материалы, занимаются традиционной механообработкой, изготавливают запорную арматуру для газопроводов. Национальный центр физики и математики (НЦФМ) должен дать новый импульс к развитию сотрудничества между технопарком и ядерным центром. В НЦФМ будет развиваться как фундаментальная наука, так и прикладная. Для коммерциализации разработок, в том числе наших ученых, на открытой территории технопарка будут создаваться спин-оффы, совместные предприятия, дочерние зависимые общества. Таким образом, будет обеспечена полная цепочка реализации проекта: от идеи до конкретного продукта.

Частью НЦФМ станет филиал МГУ. Сотрудники ВНИИЭФ будут участвовать в подготовке кадров, становиться руководителями дипломных работ, которые обеспечат студентам глубокое погружение в работу ядерного центра. У ребят, которые закончат филиал МГУ, будут разные возможности: они смогут пойти работать в РФЯЦ-ВНИИЭФ, остаться преподавать в филиале МГУ, вести прикладные исследования на площадках технопарка или найти себя в коммерческих структурах.

— Кажется, Саров не собирается отпускать выпускников филиала МГУ.

— Мы не настаиваем, но уверены, что магистрантам филиала МГУ должно понравиться работать в ядерном центре. Вопрос привлечения высококвалифицированных кадров в науку сейчас стоит довольно остро. Современные цифровые компании сильно перегрели и исказили рынок. Те уровни зарплат, которые там предлагают, не могут обеспечить промышленные предприятия и научные организации. Нам нужно использовать другие рычаги. В частности, формировать карьерные траектории в рамках филиала МГУ.

— Саровские филиалы МГУ и МИФИ между собой не подерутся за талантливых студентов?

— Не подерутся. Мы прекрасно понимаем необходимость развития и того, и другого вуза. Принято стратегическое решение о том, что подготовкой инженерных кадров будет заниматься МИФИ, а научных сотрудников — МГУ. И в целом это хорошо попадает в специфику образовательных программ данных вузов. Конкуренции здесь нет, мы изначально с МГУ обсудили вопросы формирования образовательных программ, чтобы исключить пересечения с МИФИ.

— Сейчас на уровне правительства страны рассматривается вопрос о создании на территории НЦФМ установки мегасайенс-класса, так называемой Супер С-Тау фабрики. Что это за зверь такой?

— Это электрон-позитронный коллайдер, которому в мире нет аналогов. В Сибири, в Институте ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН, есть прототип существенно меньшей мощности. На фабрике будут проводиться фундаментальные исследования в области физики и математики, а также прикладные разработки, в том числе новых материалов. До конца года мы ожидаем решения о строительстве такой установки. Она должна быть размещена именно на площадке саровского технопарка, чтобы это был открытый объект. Экспериментальная установка такого масштаба должна эксплуатироваться всем миром. Помимо Супер С-Тау фабрики, на территории НЦФМ мы хотим создать центр коллективного пользования, где ученым будет предоставляться удаленный доступ к экспериментальной базе РФЯЦ-ВНИИЭФ.

— Есть ли в бюджете ядерного центра в настоящее время средства на собственные фундаментальные исследования?

— В РФЯЦ-ВНИИЭФ есть внутренний фонд финансирования перспективных фундаментальных научных направлений, бюджет которого распределяется на научно-техническом совете. Есть и государственное финансирование, но объем этих средств, конечно, недостаточен.

В последнее десятилетие вопрос финансирования фундаментальной науки серьезно обсуждается на государственном уровне. И правительство страны, и руководство госкорпорации «Росатом» действительно принимают меры по увеличению объема финансирования поисковых НИОКР. Росатом в последние пару лет формирует и финансирует единый отраслевой тематический план НИОКР. ВНИИЭФ тоже участвует в его реализации, и это достаточно действенный механизм с точки зрения целеполагания и контроля исполнения. Еще один инструмент — это комплексная программа «Развитие техники, технологий и научных исследований в области использования атомной энергии», в которой тоже есть поисковые НИОКР. Очень приятно, что такие механизмы начали появляться.