Главная тема

Павловское: не просто цинк

Росатом готовится осваивать месторождение на Новой Земле

Комплексное освоение Павловского месторождения — не только возможность реализации коммерческого экспортного проекта, но и отработка подхода к развитию всей Арктической зоны. Это проверка нестандартных решений в технологиях обогащения руды, логистике, выстраивании международных альянсов — от оценки запасов до создания технологии и реализации продукта. О перспективах развития важного, но непростого проекта рассказал исполнительный директор АО «Первая горнорудная компания» (входит в контур управления Уранового холдинга «АРМЗ» — горнорудного дивизиона Росатома) Игорь Семенов.

— В какой мере Павловское — профильный проект для Росатома?

— Это серебросодержащее свинцово-цинковое месторождение. Серебра и свинца сравнительно немного, основная ценность — это цинк. Он не востребован в Росатоме так, как уран, цирконий или некоторые редкоземельные элементы. Но цинк — четвертый металл по объему потребления в мире (после железа, алюминия и меди). Он используется для защиты от коррозии, как легирующая добавка, как химическое сырье. Реализуется он через биржу — рынок предсказуемый. Перед Росатомом стоит задача диверсификации основного бизнеса и роста экспортной выручки, поэтому Павловское — это возможность выхода на мировой рынок с востребованным продуктом уже в ближайшее время. Сегодня основной продукт горнорудного дивизиона — уран, этот рынок является волатильным и ограниченным. Павловское, когда проект будет запущен на полную мощность, позволит практически удвоить выручку Уранового холдинга «АРМЗ».

Освоение Павловского получило поддержку на государственном уровне

Указ президента РФ от 26 октября 2020 года № 645 «О Стратегии развития Арктической зоны…» утвердил эту деятельность: Павловское в документе упоминается в статье 28 как «развитие свинцово-цинкового минерально-сырьевого центра на архипелаге Новая Земля». Это один из приоритетных проектов Архангельской области, к которой административно отнесен архипелаг. А по сути это отработка модели добычи твердых полезных ископаемых Крайнего Севера. Государственная комиссия по вопросам развития Арктики выбрала проект по освоению Павловского для субсидирования в размере 10% от понесенных затрат на инфраструктуру: порядка 7 млрд руб. будут возвращены после ввода объектов в эксплуатацию. Распоряжением правительства РФ от 1 февраля 2021 года № 209-р он включен в перечень инвестиционных проектов с государственной поддержкой в Арктической зоне.

Подробности

Еще одна причина, почему именно Росатом стал оператором нового месторождения: оно расположено на архипелаге Новая Земля. Этот вызов по силам мало кому из мировых вендоров. Освоение Арктики — большая, комплексная программа для всей России. Это крупнейшая сырьевая база, от углеводородов до твердых полезных ископаемых. Росатом активно работает в Арктическом регионе: это и деятельность Атомфлота, и ПАТЭС, и подготовка серии малых АЭС для энергоснабжения горнодобывающих активов в труднодоступных северных регионах. Реализация коммерческого проекта, соответствующего стратегии развития Арктической зоны,— хорошая возможность отработать сервисы и технологии для следующих полярных месторождений. Освоив Павловское, мы не только дадим импульс развитию Новой Земли (там выявлены перспективные рудопроявления), но и сможем тиражировать полученный опыт и на другие архипелаги, и на арктическую часть Большой земли. Павловское станет площадкой, где Росатом отработает лучшие технологии для Арктики. Таким образом, освоение Павловского, хотя оно и не связано с ураном или иными материалами, которые использует атомная промышленность, можно и нужно считать профильным для госкорпорации.

— Какие сервисы, технологии, подходы планируется использовать?

— Начнем с того, что коллеги из РАОС предварительно изучили результаты инженерных изысканий и сделали вывод, что на Павловском возможно реализовать пилотный «Шельф-М» — установку с двумя малыми атомными энергоблоками по 10 МВт. Мы в тренде, потому что Росатом активно продвигает атомную генерацию на горно-обогатительные проекты. На слуху Баимский ГОК, где планируется использовать плавучие АЭС с реактором РИТМ-200. Другой проект — золоторудное месторождение Кючус в Якутии, там РИТМ-200 планируется в наземном исполнении. Хочу отметить, что на сегодня в проекте предусмотрена дизельная генерация, применение атомной энергетики на данный момент прорабатывается как одна из опций.

Энергообеспечение — это лишь один из вопросов. Огромную важность имеет эффективное выстраивание всей цепочки по обустройству, эксплуатации, логистике. Первоначально экономические расчеты освоения Павловского были выполнены российскими специалистами — с опорой на традиционные подходы и, по нашему мнению, без достаточных аргументов: просто «потому что так правильно». Обоснование решений получить было сложно, ответственность за результат тоже никто брать не хотел. Смета получилась весьма дорогостоящая, практически неподъемная.

Но Арктический регион требует нестандартного подхода и инновационных технических решений, в Арктике нужно биться за каждый метр застройки, за каждый килограмм строительных материалов, использовать модульные конструкции, позволяющие значительно снизить объем строительно-монтажных работ и сократить сроки ввода в эксплуатацию. Один из наших рисков: логистическое окно, когда есть возможность осуществить завоз генгрузов и вывоз готовой продукции, короткое. Расчеты показали, что создавать на месте металлургический завод невыгодно. Достаточно обеспечить обогащение руды и получение концентрата с содержанием цинка до 58% и этот продукт направить на металлургические заводы Большой земли.

Мы проработали следующую концепцию: добытая на карьере руда проходит стадии дробления и первичного измельчения и по пульпопроводу доставляется на обогатительную фабрику. Фабрика — самая интересная часть проекта, она располагается на плавучем основании и является несамоходным судном.

— Учтены ли в этом решении риски, связанные с близостью Северного Ледовитого океана, и природоохранные вопросы?

— Да, в полном объеме. Судно мы расположим на плаву в бухте-убежище. Потребуются дноуглубительные работы объемом порядка 200 тыс. кубометров. Бухта уже имеет естественную защиту от воздействия движения льдов и волн. Плавучая фабрика предпочтительна во всех отношениях, и в экологическом, и в экономическом, по сравнению со строительством наземного объекта. Отходы обогащения будут накапливаться на берегу в хвостохранилище, а концентрат складироваться, тоже на берегу. Во время логистического окна (около 40 дней в году) он будет перегружаться на баржи с мелкой (порядка 3 метров) осадкой вместимостью от 500 до 700 тонн и отправляться на глубоководный рейд бухты, примерно в 2 милях от морского порта, где мы будем перегружать концентрат на балкер.

Мы избегаем привязки к конкретному типу судна, это может быть борт водоизмещением и 10 тыс. тонн, и 20 тыс. тонн: практика показала, что возможен дефицит фрахта морских судов и лучше не привязываться жестко к одному типу судна. Судно будет проходить таможенное оформление в Мурманске, а далее, возможно, — доставлять концентрат на металлургический завод в Европе. При такой схеме мы выиграем в транспортных расходах до $30 за тонну, это позволяет нам конкурировать с другими поставщиками концентрата.

Подробности

Проект реализуется с опорой на международных партнеров

Обоснование было выполнено как по российским стандартам, так и в соответствии с международной практикой. Данные о запасах по методологии ФБУ «ГКЗ» (Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых) были представлены еще в 2016 году, но для вывода месторождения на мировую карту — как экспортно-ориентированного и претендующего на международное партнерство и финансирование — потребовалось «пересобрать» проект по международным стандартам. При содействии «Русатом — Международная Сеть» для этого были привлечены лучшие зарубежные компании. Для предварительного ТЭО (Pre-Feasibility Study) пригласили инжиниринговую компанию Wood Canada, которая обладает большим опытом в проектировании северных месторождений. Оценку горной части выполнила компания AMC Consultants — один из лучших мировых экспертов по геологии и горному делу. Вместе с зарубежными партнерами, с выездом экспертов на место провели в 2020 году дополнительное заверочное бурение, а затем была выполнена оценка минеральных ресурсов и рудных запасов месторождения в соответствии с принципами, изложенными в Кодексе JORC. Это австрало-азиатский, а фактически общемировой стандарт отчетности о результатах геологоразведочных работ, ресурсах и запасах твердых полезных ископаемых, который принимают биржи, банки, майнинговые компании. Именно подготовленная оценка минеральных ресурсов и рудных запасов по Кодексу JORC позволяет выйти на проработку проектного финансирования.

— Международная оценка подтвердила ресурсы и их коммерческие перспективы?

— Да, оценка показала, что ресурсы Павловского составляют 55 млн тонн руды с содержанием цинка в среднем порядка 3,6% — показатель неплохой, ведь прежние богатые месторождения, с содержанием цинка до 10%, идут к исчерпанию. Уже 19 млн тонн руды окупят капитальные вложения (до $500 млн, которые нужны для запуска добычи). Производственную мощность карьера мы определили в объеме 2,6 млн тонн (по руде) в год. Теперь ведем переговоры с потенциальными партнерами, которые готовы принять этот концентрат на переработку. В этом году планируем заключить offtake-соглашение с одним из лидеров рынка. По договору мы обязуемся произвести, а потребитель — выкупить согласованный объем концентрата. План горных работ подготовлен на десятилетнюю перспективу, геологические риски сняты. Вскрышные работы на Павловском сравнительно невелики, причем мы оценили более 40 вариантов предельных контуров карьера, исходя из оптимального объема вскрыши и требуемой мощности карьера. Рассмотрели 11 вариантов размещения порта (причального сооружения) в шести различных локациях и пришли к оптимальному.

Работы на Павловском

Таким образом обосновали все решения — в аспекте экономики, экологии, любых рисков. Так, при выборе оптимальной локации порта, обогатительной фабрики, хвостохранилища мы учитывали вопросы биоразнообразия. Принимаем во внимание аспекты углеродного следа. Найдены местные строительные материалы (в достаточном количестве) для возведения дорог и производственных площадок. Результаты проведенных в 2021 году лабораторных исследований показали, что применение этих материалов исключает образование кислых стоков. Есть даже габбро-диабаз, лучший материал для производства щебня. Можно будет использовать и песок, добытый при дноуглубительных работах. Максимально задействуем модульные, заранее изготовленные, здания и сооружения и так далее. Огромное внимание уделили энергосбережению и вообще углеродной нейтральности этого проекта.

Стационарная фабрика или плавучий блок?

Попытка построить здание, доставить обогатительное оборудование, запустить стационарную обогатительную фабрику в наземном исполнении займет не менее пяти лет. А в случае плавучего блока все ответственные операции можно будет выполнить в более комфортных условиях, например на верфи. В целом, благодаря этому и другим решениям, объем грузовых операций по всему проекту сокращен примерно вчетверо. Кроме того, после выработки месторождения обычные здания и сооружения теряются, либо нужен демонтаж и вывоз — тоже затраты. А плавучую фабрику можно будет перебазировать в другой регион, переоборудовать при необходимости. Это решение пока не оценено на практике, но, судя по всему, именно этот подход оптимален для освоения месторождений в труднодоступных прибрежных зонах.

Подробности

— Как планируется создать плавучую горно-обогатительную фабрику?

— Эта концепция не относится к стандартным, однако позволит закрыть несколько сложных вопросов. Вкладываться в Новую Землю с капитальным строительством не лучшее решение: дорого, долго, ущерб природе. С экономической, экологической, логистической точки зрения идеально выстроить подготовительную работу параллельно: порт можно сделать менее чем за год; два года — на дороги, вскрышные работы, обустройство, накопление первичного запаса руды. Одновременно с началом работ на Новой Земле можно изготовить и смонтировать на плавучее основание обогатительное оборудование.

Для проработки концепции у нас заключено соглашение с Metso Outotec, крупнейшим поставщиком технологических решений в области переработки минерального сырья, металлургии, производства нерудных материалов. Выбирая партнера, мы рассчитываем на поставку всей фабрики «под ключ», на условиях EPC, с полным набором оборудования и с технологической гарантией на качество получаемого концентрата. Надо отметить, что ключевая фигура в этом заказе — именно поставщик производственной технологии, потому что это до 90% стоимости всей фабрики, а само судно (корпус) — порядка 10%.

— Концепция фабрики опирается на референтный опыт?

— Важно отметить, что подобное решение, плавучую обогатительную фабрику, придумали не мы: есть референтный опыт. Подобный проект, причем именно для свинцово-цинкового месторождения, был реализован компанией Cominco (сейчас Teck Resources Limited). Фабрика была построена на юге Канады и доставлена по воде на север — там она была выведена на берег и размещена на месте эксплуатации. Функционировала более 20 лет, пока вырабатывали месторождение. Ее планировали вывезти на новое место, но оставили: корпус пострадал от коррозии. Сегодняшние технологии защиты от коррозии позволили бы сохранить и перебазировать данное сооружение.

То есть опыт есть, и именно на свинцово-цинковом месторождении и на 68-й северной широте. Поэтому потенциальные банковские и технологические партнеры не удивлены предложением. Впрочем, нам и здесь пришлось проработать ТЭО (Feasibility Study) проекта строительства, собрав международный консорциум — и глобального лидера в производстве энергооборудования Wärtsilä, и Aker Arctic Technology (дизайн-бюро в сфере проектирования арктических судов, офшорных конструкций и ледовых технологий, партнер Росатома), и Metso Outotec как поставщика технологии обогащения. После совместной проработки в профессиональных кругах проект перестал восприниматься как фантазия. Также добавлю, что офшорные решения с применением морских платформ гравитационного типа серийно реализуют наши коллеги в нефтегазовом секторе: в нижней части платформы находится резервуар-газгольдер, сверху — модульный завод по сжижению газа.

55 млн тонн руды

оценка запасов Павловского месторождения

3,2%

среднее содержание цинка в руде Павловского месторождения

2,6 млн тонн

руды в год — оценка производственной мощности карьера

~$500 млн

планируемые капитальные вложения, необходимые для запуска добычи

более 12 км2

площадь Павловского рудного поля

Цифры

Это далеко не все инновации, которые могут быть использованы и применены на Павловском. В России уже эксплуатируется беспилотная карьерная техника: точность позиционирования такова, что машины накатывают колею, поскольку движутся точно след в след; приходится искусственно вносить поправки, чтобы дорожное полотно изнашивалось равномерно. По этому направлению мы взаимодействуем с группой компаний «Цифра», с которой было подписано соглашение о сотрудничестве в области внедрения решений на основе искусственного интеллекта.

— Каким образом предполагаете выстроить систему снабжения, завоза вахты?

— Нами было рассмотрено два варианта снабжения проекта. Первый — это канадский опыт fly in — fly out, использование воздушного транспорта для завоза вахтовиков. В нашем случае это помогло бы решить лишь оперативную доставку вахтовиков и запчастей для нужд проекта. Задействовать воздушный транспорт — решение дорогое. Когда месторождение будет строиться и затем эксплуатироваться, возникнет задача снабжения: входящий поток — генеральный груз, реагенты, продукты, топливо, оборудование. Второй вариант, более подходящий для нас, — это судно снабжения, на котором будет завозиться оборудование, снабжение для обеспечения жизнедеятельности проекта. Это судно будет ходить линейно каждые две недели, оно же обеспечит и перевахтовку до 200 человек за рейс. Мы определились с типом транспорта, получили от верфей коммерческие предложения на заказ судна ледового класса. Пока этот вопрос остается открытым, мы продолжаем изучать мировой опыт логистических решений для труднодоступных мест.

Но каким бы сложным ни был этот проект, дорогу осилит идущий. Хочу еще раз подчеркнуть, что мы не только в сжатые сроки и с гарантированной окупаемостью создадим новый экспортный продукт, но и отработаем всю методологию освоения арктических месторождений полезных ископаемых. Эта задача не каждому по силам, но достижима для Росатома как корпорации знаний и нестандартных наукоемких инженерных решений.