Обнинский поворот к миру

 

Интервью с членом Комитета Государственной думы по науке и наукоемким технологиям, Жоресом Алферовым.

Жорес Иванович, с точки зрения развития атомной энергетики как бы вы оценили пуск 60 лет назад первой АЭС в Обнинске?

В то время в первую очередь стояла задача ликвидации монополии США в атомном оружии, однако Игорь Васильевич Курчатов придавал огромное значение созданию и развитию атомной энергетики как основы энергетики страны. И я считаю, что пуск раньше американцев атомной электростанции мощностью в 5000 кВт в Обнинске имел огромное значение для России.

4

Я тогда занимался полупроводниковыми приборами, которые сразу нашли применение в электросварке, и мы первое такое устройство для сварочных работ должны были поставить для Обнинской АЭС вместе с институтом электросварочного оборудования. Один из сотрудников института, с которым мы создавали эту новую электросварочную машину, поехал в закрытый Обнинск. Добираться нужно было без преувеличения как по лабиринту Минотавра: ехать на машине, потом найти церковь, потом свернуть направо, повернуть налево и т.д. Конечно, мой заплутавший коллега спросил у молодого паренька на обочине, как проехать к такой-то церкви, на что паренек ему сказал: «Поедете прямо, будет атомная электростанция, потом за ней свернете налево…» Вот такой секретный объект.

5

Говоря об исторической значимости, можно ли сравнить запуск первой АЭС, например, с полетом человека в космос?

Запуск первой атомной электростанции, скорее, был демонстрацией для всего мира огромного технологического и научного уровня, достигнутого страной. И в каком-то смысле демонстрацией того, что мы перешли с чисто военных работ в области атомной физики к мирным.

Конечно, наш атомный проект сыграл огромную роль в развитии науки и технологии в стране в целом. И следующий гигантский рывок, значение которого можно сравнить с лишением монополии США на атомное оружие, – это наш прорыв в космос. Вот эти два мощных прорыва, которые к тому же, помимо их огромного военного значения, были демонстрацией развития науки и технологии в СССР, думаю, имели огромное значение для страны и для русского народа.

6

Я часто привожу очень простой пример. Когда в 2000 году я получал Нобелевскую премию по физике, английская компания BBC организовала круглый стол с новыми лауреатами. Мой сосед слева, профессор Чикагской экономической школы Джеймс Хекман, получивший вместе со мной Нобелевскую премию, но по экономике, отвечая на один из вопросов, сказал: «Научно-технический прогресс второй половины XX века полностью определялся соревнованием СССР и США, и очень жаль, что это соревнование закончилось».

11

И я могу сказать, что действительно развал Советского Союза – это огромная геополитическая катастрофа для всей планеты, потому что Советский Союз наряду с США стал передовой научно-технической державой и научно-технологический прогресс на нашей планете определялся соревнованием двух держав. И сегодня соревнование и сотрудничество российских и американских ученых имеет огромное значение для развития науки в целом. Жаль, что уровень этого соревнования уже совсем не тот, который был раньше.

10

Вот как вы считаете, есть ли будущее у ядерной энергетики?

Я могу сказать следующую вещь: безусловно, ядерная энергетика будет еще долгие годы составляющей компонентой энергетики в мире, но она не станет основой развития энергетики. Основа развития энергетики на ближайшие десятилетия – газ, парагазовые турбины, нефть, углеводородное топливо, и в отдаленном будущем (в отдаленном, потому что, несмотря на массу блестящих технологических решений, экономические решения еще ждут своей реализации) – это солнечная энергетика.