Поставить нельзя отказать

Как Россия спасала мирную индийскую ядерную программу в условиях 30-летних международных санкций.

Интервью с Виталием Антиповым, начальником управления экспортно-импортных поставок ОАО «ТВЭЛ».

Виталий Леонидович, давайте начнем с перспектив индийского рынка: Индия ощущает нехватку энергогенерирующих мощностей и атомная промышленность – прекрасный выход для страны?

Индия бурно развивает свою промышленность, которая является самым значимым потребителем электроэнергии. Атомная энергия – наиболее привлекательный источник в этом регионе. Не случайно, что индийское правительство развивает это направление: Индия активно строит как реакторы собственной конструкции, так и привлекает на свой рынок других поставщиков. Для того, чтобы обеспечить свой парк реакторов ядерными материалами, Индия только в течении последних лет заключила межправительственные соглашения как с поставщиками из России, так и из Франции, Америки и Казахстана.

Какие у России перспективы на индийском рынке и обострилась ли в последнее время конкуренция? С кем нам сейчас приходится конкурировать?

На сегодняшний день для ОАО «ТВЭЛ» в сегменте поставок топлива для индийских АЭС российского дизайна конкуренция не ощущается, так как поставки гарантированы соответствующими соглашениями и контрактами. При этом необходимо отметить, что глобальные компании, с которыми ОАО «ТВЭЛ» конкурирует в целом на мировом рынке в части яденого топливного цикла, включая его компоненты, активизировали свою работу на индийском направлении.

После урегулирования вопросов, связанных с ответственностью за ядерный ущерб, что стало возможно благодаря широкому привлечению политических ресурсов, французская AREVA и американо-японский Westinghouse становятся важными игроками на атомном рынке Индии, что повышает уровень конкуренции. Однако долгосрочные отношения, выстроенные к настоящему времени между ТВЭЛом и индийскими партнерами, а также многолетний положительный опыт сотрудничества, позволяют утверждать, что мы готовы к повышению конкурентности рынка.

В чем наше конкурентное преимущество? Наверняка индийцы делают выбор, основываясь на прагматичных вещах.

Наши предложения индийский заказчик оценивает с нескольких параметров. Прежде всего, это приверженность технологиям. Если строится реактор, то вслед за ним идет тот поставщик топлива, который обладает большими компетенциями. Если говорить об отношениях, которые связывают поставщика и заказчика ядерного топлива, то они, как правило, выстраиваются на протяжении длительного времени.

Топливную компанию ТВЭЛ в Индии хорошо знают, начиная с 2003 года, когда мы подписали первый контракт на поставку ТВС для АЭС «Куданкуам». Наши долгосрочные отношения стали достаточно гибкими как в плане выдвигаемых заказчиком технологических требований, так и в плане экономических параметров. Думаю, что ТВЭЛ на сегодня самый гибкий поставщик на индийском рынке.

Другим нашим конкурентным преимуществом являются возможности и производсвенные мощности во всех стадиях ЯТЦ. В нашем контуре есть предприятия по конверсии урана, его обогащению, в наш комплекс входят институты, которые это топливо проектируют, заводы которые его изготавливают. Постоянная обратная связь с заказчиком позволяет получать информацию об эксплуатации топлива, что дает нам возможность, в свою очередь, работать над его усовершенствованием, мы стремимся удовлетворять все потребности нашего заказчика.

8Насколько сложно производство таблеток? Ведь таблетки отличаются друг от друга?

В целом производство ядерного топлива является сложным процессом. На сегодняшний день большинство стран, использующих атомную энергетику, являются импортером топлива и сами его не производят. Существуют конструктивные особенности между таблетками для ТВС российского дизайна (ВВЭР), таблетками для кипящего реактора (BWR) и для работающего на тяжелой воде (CANDU) как по габаритным размерам, массе, так и внутренней структуре.

Если говорить об особенностях, связанных с изготовлением топлива именно для индийского заказчика, то, безусловно, есть конструктивные особенности изготавливаемого нами топлива. Когда мы осваивали производство таблеток для индийских реакторов, пришлось внести изменения в технологический процесс, существующий на ОАО «МСЗ», а также в оборудование и инструменты, которыми оснащен завод. Совместно с индийскими специалистам были определены контрактные требования к продукции.

А для Candu какие-то специальные таблетки производятся?

В каждой стране реакторостроение развивается в силу тех научных и производстенных возможностей, которые у них есть. В России широкий спектр реакторов, в том числе и легководных, уран-графитовых, на быстрых нейтронах, судовых энергоустановок и исследовательских реакторов различного назначения.

А в Индии основной парк ректоров на сегодняшеий день – тяжеловодные (PHWR) типа CANDU. Таблетка CANDU по своим физическим характеристикам, естественно, отличается от того, что мы производим для для российских нужд. Отличается размером, массой, по диаметру она в 1,5 раза больше таблетки для ВВЭР.

Однако, за время нашего сотрудничества с индийскими коллегами мы отработали технологию их изготовления и не было ни одного случая возврата по качеству или каких-либо обоснованных претензий, что говорит об удовлетворённости заказчика нашей производственной кооперацией.

Как получилось, что Россия стала поставщиком топлива для индийских реакторов типа Candu?

Необходимо более точно обозначить, что CANDU-наименование технологии, а не канадской компании, а также, что INDU- название технологии тяжеловодных реакторов после локализации в Индии. На территории Индии канадская компания CANDU построила лишь один тяжеловодный реактор. Все остальные блоки называются INDU, потому что их строило правительство Индии самостоятельно. Одновременно с тем, как индийское правительство начало строить свои блоки, в 1971 году в городе Хайдерабад был построен топливный завод NFC. И с 1971 года на топливном заводе производится топливо для тяжеловодных реакторов (CANDU/INDU).

Атомная энергетика Индии развивается динамично. Существующая энергетическая программа правительства Индии и анализ своих производственных возможностей и запасов показал, что осенью 2008 года образовался дефицит урановой продукции. Своих ресурсов, чтобы покрыть потребности, не хватало. И тогда индийские власти обратились к импортерам. В первую очередь к ТВЭЛу, с которым были давние дружеские отношения по проекту АЭС «Куданкулам». Обратились с просьбой расширить поставки ядерных материалов не только для блоков, которые строятся по российским проектам, но и поставлять компоненты ядерного топлива для блоков, которые строятся по российским проектам, но и поставлять компоненты ядерного топлива для блоков, которые были построены по зарубежным проектам и находятся под гарантиями МАГАТЭ.

Напомню, что к тому времени ТВЭЛ на индийском рынке была единственным иностранным поставщиком, с которым действовали контрактные отношения по поставкам ядерного топлива. Соглашение по поставкам ядерных компонентов, которое исполняет ТВЭЛ, предусматривает два возможных способа доставки — морской или воздушный, по выбору заказчика. На сегодняшний день индийский заказчик выбрал воздушный транспорт, желая иметь гарантированные поставки, которые отвечали бы непрерывному производственному циклу изготовления ТВС на заводе NFC. На сегодняшний день компоненты ядерного топлива транспортируются в Хайдерабад одной из авиационных российских компаний, имеющих соответствующие лицензии на транспортировку ядерных материалов. Поставки ядерных таблеток ведутся регулярно — 4-6 раз в год, а сроки согласовываются с индийской стороной.

Почему именно CANDU на АЭС «Раджастан» встроился в политику нераспространения Индии и поставки на него были возможны?

Потому что он работает на уране природного обогащения. Не требуется развивать мощности, связанные с обогащением. А сегодня мировое сообщество, как в отношении стран, которые присоединись к договору о нераспространении, так и в отношении неприсоединившихся, которой является Индия, озабочено именно обогатительными мощностями.

10

От редакции

В начале 2000 годов два блока на АЭС «Тарапур», для которых российский поставщик топлива осуществляет поставки ядерных компонентов, вполне могли бы остаться без ядерного топлива. В отличие от CANDU кипящий реактор BWR на АЭС «Тарапур» работает на обогащённом топливе. Оба блока BWR находятся под гарантиями МАГАТЭ, однако, в отношении поставок урановых таблеток именно на эту станцию возникли проблемы, связанные с тем, что в Индии нет обогатительных мощностей, а страны, которые раньше осуществляли поставки (Франция и Китай) в своем законодательстве ввели изменения, которые стали запрещать такого рода кооперацию.

В 1974 году Индия провела первое испытание своего ядерного оружия. Встревоженные случившимся, определённые государства договорились создать неформальный картель поставщиков ядерных материалов и технологий, называемый ГЯП (группа ядерных поставщиков). В 1992 году ГЯП приняла решение, что ни один из участников группы не будет продавать ядерные материалы и технологии в государства, которые не подписали ДНЯО.

Реакция мирового сообщества на осуществленные ядерные испытания не была сдержанной, как того ожидало индийское правительство: в 1974 году американцы, а в 1998 французы и китайцы ввели ограничения в законодательство своих стран, запрещающие поставки ядерных материалов в Индию. Произведенные испытания стали причиной международных конфликтов и противостояния, а Индия оказалась не в состоянии приобретать ядерные материалы и соответсвующее оборудование за рубежом.

С 2000 и по настоящее время поставщиком топлива на АЭС «Тарапур» является Россия, в свое время реактор там был построен американской компанией. И именно на этот реактор американцы пытаются вернуться с 2008 года, сняв собственные ограничения с Индии. Принимая во внимание растущую экономику Индии и её технологические возможности, администрация США пришла к выводу, что упускает бурно растущий индийский рынок и для Америки было бы лучше оказаться вовлечённой в этот процесс, чем остаться на обочине.

Политика политикой, а прибыль им важнее…

Если бы тогда Россия отказалась от поставки ядерных компонентов в Индию, это привело бы к нарушению энергобаланса в регионе, нарушению энергетической безопасности. После перехода АЭС в режим меньшей мощности или полной остановки, пришлось бы ограничить или отказать крупным потребителям, таким как металлургические и химические заводы, в поставках электроэнергии, промышленность начала бы испытывать энергодефицит. Соответственно, необходимо было бы искать энергозамещающие мощности, которые могут оказаться не такими экологически безопасными, как атомная энергетика. А может их и не оказаться в данном регионе совсем. Соответственно, все планы по развитию промышленности, по ее поддержанию могли быть нарушены в регионах, где работают АЭС «Тарапур» и АЭС «Раджастан». Своевременная поставка позволила оказать существенное влияние на энергетическую безопасность Индии.