Станция для Фараона

10 февраля во время визита Владимира Путина в Египет, Росатом предложил построить на берегу Средиземного моря четыре атомных энергоблока общей мощностью 4,8 ГВт. Станции будут объединены с установками опреснения воды. Подписанное соглашение распространяется пока на два блока по 1,2 ГВт. По словам Сергея Кириенко, в строительстве будут использоваться новейшие российские технологии, предполагающие возведение блоков так называемого постфукусимского типа.

1

Если Египет пополнит список «атомных» побед России, то Москва имеет все шансы лет на 100 проникнуть в энергетический сектор Египта, что в условиях «ядерной» конкуренции на Ближнем Востоке является практически беспроигрышным стратегическим ходом. Для Египта ядерное сотрудничество с Росатомом тоже «сладкий кусочек»: ни один из конкурентов Росатома не придёт с предложением строительства целой отрасли с нуля, да ещё и со своими деньгами.

Россия же готова оказать финансовую поддержку в виде межгосударственного кредита. Министр экономики России Алексей Улюкаев успел подтвердить, что такой госкредит может быть выдан.

Для реализации этих планов необходимо будет до конца года подготовить межправительственные соглашения и контракты. «Нам нужно в очень сжатые сроки подготовить два межправительственных соглашения о сооружении станции и о кредитовании, ну и дальше на их основании должны быть подписаны коммерческие контракты. Договоры должны быть подготовлены в течение трёх месяцев, а контракты – до конца года», – пояснил глава Росатома Сергей Кириенко.

2

Однако праздновать победу пока рано. Во-первых, мы уже говорили о перспективе ближневосточной атомной победы (смотрите «Вестник атомпрома» №4 от апреля 2008 года), когда в 2008 году Каир заключил соглашение с Россией об атомном сотрудничестве в мирных целях, но после падения режима Хосни Мубарака в 2011 году эти планы были заморожены и возобновлены лишь в 2013 году. Кстати, аналогичные межправ-соглашения Египет успел подписать до 2008-го ещё с десятью странами.

Во-вторых, Египет пока не сделал окончательный выбор в пользу Росатома: он еще может провести тендер на строительство АЭС в Эд-Дабаа, который Каир планировал ещё в 2008 году. Тогда Росатом планировал участвовать, а условия тендера звучали как — два блока по 900–1650 МВт, финансирование 85% зарубежного оборудования, 20-процентная локализация. Однако по понятным причинам он так и не был объявлен. При этом отметим, что одним из конкурентов Москвы может стать Пекин, который недавно объявил о выводе своего проекта ACC-1000, также известного как Hualong («Китайский дракон»), на международный рынок и довольно агрессивно действует в этом направлении.

3

Тем не менее шансы на то, что египтяне отдадут предпочтение российским технологиям, очень высоки. Отсутствие опыта китайцев на международном рынке обязательно скажется на проекте: возникнут организационные проблемы и ошибки, которые в итоге будут увеличивать конечную стоимость проекта. У наших же специалистов есть опыт реализации грандиозных энергетических проектов.

К тому же отечественные атомные технологии за последние несколько лет заработали в мире хорошую репутацию, благодаря чему портфель зарубежных заказов Росатома приближается к 100 млрд долларов.

5