Идём по приборам!

АО «Специализированный научно-исследовательский институт приборостроения» (СНИИП) – одно из старейших предприятий в атомной отрасли, специализирующееся на производстве автоматических систем управления и безопасности. Приборами и системами СНИИП оснащены все атомные станции, комбинаты, суда атомных ледокольного и подводного флотов. Сегодня предприятие входит в состав «Атомэнергомаша», однако в ближайшее время ожидается смена собственника компании и её переход под управление АО «РАСУ». С чем это связано и как смена владельца отразится на работе предприятия, «Вестнику Атомпрома» рассказал генеральный директор СНИИП Игорь Бурцев.

Игорь Бурцев, генеральный директор СНИИП

В чём целесообразность передачи СНИИП в зону ответственности РАСУ? Почему СНИИП решили передать именно сейчас, а не сразу после того, как было создано РАСУ?

Как известно, АО «РАСУ» достаточно молодая компания, и её создание связано с идеей консолидации отраслевых активов в сфере АСУ ТП и формирования на их базе отраслевого приборостроительного холдинга. АО «СНИИП» специализируется на разработке и производстве оборудования АСУ ТП, таких как системы радиационного контроля, а также других систем безопасности, поэтому переход нашего предприятия в РАСУ осуществляется чётко в логике создания приборостроительного холдинга. Можно сказать, для этого создались объективные условия. При появлении РАСУ первоочередными были задачи по созданию компании, её формированию, набору кадров, подготовке первых проектов. Сейчас эти задачи решены, у РАСУ появились крупные контракты, и пришло время сделать следующий шаг – наполнить компанию отраслевыми активами.

Как технически будет проходить сделка купли-продажи акций СНИИП? В какие сроки может завершиться процедура? И как смена собственника скажется на СНИИП? Количество заказов увеличится? 

В Росатоме действуют абсолютно прозрачные регламенты, согласно которым независимый, но аккредитованный в госкорпорации оценщик проводит оценку стоимости акций СНИИП. В случае если у Росатома не возникнет претензий к работе компании-оценщика, РАСУ сможет по определённой при оценке стоимости выкупить акции СНИИП у АО «Атомэнергомаш», являющегося на сегодняшний день собственником 100% акций СНИИП. В настоящее время схема по передаче акций в РАСУ прорабатывается. Надеюсь, что сделка будет завершена до конца текущего года, и не исключаю, что, может, и раньше – в конце третьего квартала. Результаты оценки акций мы ожидаем получить уже в ближайшее время.

Уверен, что переход в РАСУ окажет исключительно положительное влияние на положение СНИИП. Ведь мы сможем совместно с РАСУ выстроить единые цепочки управления поставками и создания стоимости продукта. Это очень логично, правильно и своевременно. В настоящее время СНИИП имеет определённые ограничения в возможностях участия в крупных конкурсах на поставку АСУ ТП, в то время как РАСУ обладает подобными компетенциями, и, сменив акционера, мы сможем совместно с ним выстраивать различные модели контрактации. Ведь акционер по определению заинтересован в развитии дочерней компании. Сегодня в отрасли существует единый отраслевой стандарт закупок. Но, насколько я знаю, готовится ряд изменений и поправок, упрощающих закупочные процедуры между дочерними и материнскими компаниями. Возможны различные варианты. Конкурсы бывают разные: внешние зарубежные, внутренние, крупные и не очень. Где-то мы сможем участвовать вместе с РАСУ как соисполнители, где-то будем участвовать самостоятельно. Поэтому для нас смена собственника исключительно положительная история. У нас и сейчас достаточно весомый объём портфеля заказов – порядка 20 млрд рублей, и мы себя чувствуем вполне уверенно. Но всегда есть желание увеличить объём, выйти на новые сегменты рынка, это такая понятная бизнес-цель.

Смена собственника как-то скажется на работе СНИИП? Потребуется ли проведение реорганизации компании с точки зрения выстраивания более эффективных связей с РАСУ и не возникнет ли угрозы сокращения персонала?

Если какие-либо изменения и потребуются, то они будут связаны исключительно с настройкой взаимоотношений с новым собственником. Конечно, надо будет выстраивать вертикаль управления, поскольку для РАСУ управление дочерними обществами абсолютно новый сегмент, они никогда ранее этим не занимались. Но совместными усилиями мы, несомненно, выстроим новые взаимоотношения и скоординируем их регламент. Однако я не думаю, что придётся проводить сложные перенастройки. Главное, максимально быстро и эффективно выстроить вертикальные связи, которые позволят ускорить обмен информацией и обратную связь от нас, как исполнителя, и от РАСУ, как заказчика, наладить плотное взаимодействие и совместную работу.

Что же касается сокращений, то, знаете, мы и так уже выглядим как «поджарые боксёры». Когда я со своей командой пришёл в СНИИП, мы провели большую работу по оптимизации, и сегодня в институте людей ровно столько, сколько необходимо для эффективного исполнения поставленных задач. Сейчас у нас достаточно хорошие показатели и с точки зрения УПЗ, и с точки зрения производительности труда. Более того, мы являемся одними из лидеров сегмента. Поэтому в сокращении штата нет необходимости. Скорее наоборот, у нас сегодня есть потребность в «свежей крови» – в профессиональных кадрах. Задачи становятся всё сложнее, участие и реализация международных проектов требуют абсолютно другого подхода, нужны не просто высококвалифицированные специалисты, но и с профессиональными знаниями, ориентированными на глобальный рынок, в том числе со знанием английского языка. И сейчас мы активно занимаемся решением этих вопросов. Наша перспективная «карта заказов», в основном, зарубежная. В настоящий момент мы успешно выполняем контракты на Тяньваньской АЭС, «Куданкуламе», «Бушере» и на других зарубежных АЭС. Сегодня мы справляемся, но с вхождением в РАСУ проектов станет больше.

Как я понимаю, российские АСУ ТП поставляются только на АЭС российского дизайна, и то не на все. Некоторые страны, напри мер Финляндия, предпочитают закупать АСУ ТП у иностранных компаний.

Да, как правило, мы поставляем АСУ ТП на АЭС российского дизайна. Это составляющая часть контракта. Что касается Финляндии, окончательное решение пока ещё не принято. И, на мой взгляд, отдавать предпочтение АСУ ТП, произведённым нашими иностранными коллегами, – это некая «вкусовщина», своего рода предвзятый взгляд зарубежных заказчиков. А у меня простой контраргумент – наши станции работают с российскими АСУ ТП и показывают лучшие показатели по безопасности в мире! Другое дело, что мы не умеем ещё правильно «упаковывать» свои продукты. Раньше у нас не было особой необходимости получать зарубежную сертификацию. Но сейчас это задача номер один, и мы активно работаем над её решением. Чтобы поставлять оборудование на все зарубежные проекты, необходимо получить сертификат соответствия. Те же финны предъявляют весьма серьёзные требования, которые гораздо шире и жёстче, чем на внутрироссийском рынке. Нам пришлось изучить финское законодательство, чтобы ясно понимать предъявляемые требования к оборудованию. Предстоит провести большую работу по сертификации систем менеджмента качества и нашей продукции. У нас уже есть международный сертификат, подтверждённый немецким TUV. При этом надо понимать, что есть как общие европейские стандарты, так и стандарты, определяемые законодательствами каждой конкретной страны: Венгрии, Турции, Болгарии и других. Но самые жёсткие требования в Финляндии. И если мы пройдём финнов, то пройдём во всех прочих странах.

Сейчас вы сами готовите всю документацию для участия в конкурсе, сами подаёте заявки, всем сами занимаетесь. С переходом в РАСУ это станет заботой материнской компании?

Подготовку документации никто с нас не снимет. Конкурсы очень разные. Где-то будет целесообразнее участвовать РАСУ – большой конкурс, большая ответственность, необходимость дополнительного взаимодействия с другими компаниями. В своём сегменте мы можем участвовать и сами. Это определится в процессе. Будет решение централизовать все закупки – централизуем, главное, чтобы был понятен эффект этих решений. Я думаю, что с переходом в РАСУ возникнет более системная работа. У РАСУ больше компетенций, эта компания крупнее, она лучше представлена на рынке, особенно на международном. Она активнее с точки зрения маркетинга, и в настоящий момент у неё все ресурсы мобилизованы на продвижение продукта, на взаимодействие с заказчиком, на инжиниринг, и мы сможем эффективно дополнять друг друга. Они достаточно активно участвуют в неотраслевом сегменте рынка. И мы готовы выходить на этот сегмент. Ведь наши цели и задачи для роста никто не отменял!