Генеральная уборка

Как в короткие сроки ликвидировать вред, копившийся десятилетиями

Найти и обезвредить

Понятия «накопленный вред окружающей среде» и «объекты накопленного вреда» появились в законодательных актах Российской Федерации в 2016 году, когда были внесены соответствующие изменения в закон «Об охране окружающей среды». Накопленный вред — это результат деятельности (не только экономической), которая велась в прошлом, и вредные последствия которой были устранены не полностью или не устранены вовсе. Объектами накопленного вреда окружающей среде по закону считаются территории, на которых он выявлен, а также объекты капитального строительства или размещения отходов, которые являются его источником.

Для учета таких объектов в России существует Государственный реестр объектов накопленного вреда окружающей среде — ГРОНВОС. По данным на конец 2020 года, он представлял собой перечень из 267 пунктов, в текущем году в реестр были включены новые объекты, сейчас их более 300. Среди перечисленного — несанкционированные свалки, мазутохранилища, полигоны ТБО, иловые поля очистных сооружений, шламонакопители, короотвалы и многое другое, в том числе находящееся в черте населенных пунктов. Все включенные в ГРОНВОС объекты категорируются для того, чтобы определить очередность их ликвидации — в первую очередь такие работы проводятся на объектах, которые признаны приоритетными.

Часть из них уже исключены из ГРОНВОС: в 2020 году было ликвидировано 46 объектов накопленного вреда, в том числе свалки в границах городов, в 19 регионах страны — такие цифры в конце года озвучила на совместном заседании Госсовета и Совета по стратегическому развитию и нацпроектам заместитель председателя правительства РФ по вопросам сельского хозяйства, экологии и оборота недвижимости Виктория Абрамченко. Ликвидацией четырех объектов из числа наиболее крупных и опасных в настоящий момент занимается госкорпорация «Росатом» в лице ФГУП «Федеральный экологический оператор» (ФЭО).

 

От ядовитого прошлого — к зеленому будущему

ФЭО — один из ключевых участников федерального проекта «Чистая страна», являющегося частью нацпроекта «Экология». Основная цель этого проекта — уменьшить экологический ущерб, связанный в том числе с объектами накопленного вреда, для чего требуется рекультивировать порядка 1,5 тысяч га земель. Каждый из объектов, где исполнителем является ФГУП «Федеральный экологический оператор», можно назвать по-своему уникальным.

Челябинская городская свалка. История этого объекта началась еще в 1949 году, а к 2018-му он занимал участок земли более 74 га в центре миллионного города. Высота свалочных масс — 40 м, общий объем отходов — 17,5 млн м3! Причем это были отнюдь не только ТКО, но и промышленные отходы, в том числе нефтяные. Мусорный монстр, прираставший каждый год на 500 тысяч тонн отходов, производил ежегодно порядка 60 тысяч тонн выбросов в атмосферу и, как все свалки, периодически горел. Закрыть этот объект планировали с 90-х годов, но случилось это лишь три года назад, когда Челябинск был назначен местом проведения саммитов ШОС и БРИКС.

В марте 2019 года правительство РФ определило исполнителя работ по ликвидации этого объекта накопленного вреда — ФЭО. «Он был определен на все этапы, на весь жизненный цикл объекта — и на проектирование, и на работы по рекультивации свалки, — подчеркивает начальник Управления организации обращения с отходами Министерства экологии Челябинской области Юлия Жукова. — Чуть более полугода ушло на разработку проектно-сметной документации. Осенью 2019 года мы уже имели проект и заключение государственных экспертиз, экологической и градостроительной, что позволило с декабря 2019 года привлечь часть федерального финансирования и непосредственно приступить к работам по рекультивации».

Тело гигантской свалки стабилизировали, придали ему правильную форму, сформировали откосы, укрыли геокомпозитными материалами, которые предотвращают попадание внутрь воды. Следующим этапом было устройство систем сбора свалочного газа, фильтрата и поверхностных стоков, защитного экрана. Технический этап рекультивации практически окончен — в этом году монтаж оборудования будет завершен, начался биологический — то, что образно можно назвать оздоровлением земли.

Уже в самом ближайшем будущем бывшая свалка будет выглядеть как зеленый холм, в течение как минимум 20 лет строить на ней ничего нельзя. Жители Челябинска тем временем обсуждают будущее территории бывшей свалки: опросы показали, что там хотели бы видеть дендрарий, горнолыжный спуск и пр. В планах также использование территории для городских нужд, что позволило бы снизить нагрузку на бюджет. «Эта история должна иметь продолжение, потому что объект надо содержать — там довольно серьезные сооружения, которые требуют обслуживания», — говорит Юлия Жукова и приводит в качестве возможного примера генерацию электроэнергии из свалочного газа.

Полигон «Красный бор». Созданный в 1969 году, этот полигон — единственный в своем роде: десятки лет сюда свозили промышленные отходы всех классов со всего СССР — в том числе с Дальнего Востока, из республик Средней Азии и Прибалтики. В итоге всего в 30 км от Петербурга и в 6 км от города Колпино на территории в 67,7 га образовалось захоронение, на территории которого в период эксплуатации (полигон перестал принимать отходы в 2014 году) было образовано 70 карт-накопителей, заполненных высокотоксичными отходами в количестве 1,7 млн тонн. Сегодня «Красный бор» — один из самых опасных объектов накопленного вреда в стране. Предполагается, что объем грунтов зоны складирования отходов, образованной при рекультивации ранее закрытых карт, может достигать 2,8 млн. м3.

Проектирование работ на полигоне началось в июне 2020 года — были проведены инженерные изыскания и разработана документация по первому этапу работ. Это будет устройство противофильтрационной завесы вокруг полигона, исключающей возможность поступления загрязнений в окружающую среду — грунт, грунтовые и поверхностные воды. Задачи нынешнего года — прохождение экспертиз по первому этапу и проектирование последующих работ (второй этап — переработка содержимого тех карт-накопителей, что остаются открытыми, и рекультивация полигона) и начало создания защитного эшелонированного экрана. К 2024 году место полигона должно превратиться в зеленый холм.

 

Полигон «Красный бор»

Место расположения полигона «Красный бор» было выбрано не случайно. На территории Ленинградской области находятся большие, до 110 м, толщи кембрийских глин — за голубоватый оттенок их называют синими. Это сверхплотные породы, которые обладают высокой буферной способностью, что послужило поводом для создания в Тосненском районе Ленинградской области, где кембрийских глин много, опытного полигона по приему и ликвидации химпромотходов. Расчет был на то, что глины будут выполнять роль водоупора при сооружении карт-котлованов полигона — препятствовать загрязнению токсичными веществами грунтовых вод. Однако котлованы эксплуатировались намного дольше, чем было предусмотрено проектом, — десятилетиями, в том числе с серьезными нарушениями. Дальнейшие исследования показали, что барьерные свойства кембрийских глин ниже, чем считалось раньше.

 

Промышленная территория города Усолье-Сибирское. 200 промышленных объектов и 50 км наземных коммуникаций на площади в 610 га — это то, что осталось от предприятия «Усольехимпром». С 1936 года этот гигант советской химической промышленности выпускал хлор, каустическую соду, перекись водорода, ацетилен, синтетический каучук, бытовую химию, лакокрасочные материалы и многое другое — сотни наименований самой разной продукции, выпуском которой в лучшие для предприятия годы занимались 7 заводов.

В 2017 году предприятие было признано банкротом, и теперь это гигантский объект накопленного вреда, вся территория которого в какой-то степени представляет опасность: в некоторых местах почва загрязнена, в том числе ртутью, на глубину до 10 метров. Отходы производства, которые просто сливали куда попало, были обнаружены в самых непредсказуемых сочетаниях в проржавевших цистернах и даже под землей — в тех пещерах, которые образовались в соляном пласте в результате накачивания его водой. В 2018 году в Усолье-Сибирском был введен режим чрезвычайной ситуации.

«Было предприятие, которое имело цеха, запас сырья, определенное количество отходов, объекты глубинной добычи сырья — впоследствии туда же закачивались отходы, — описывает ситуацию первый заместитель генерального директора по реализации экологических проектов ФГУП «ФЭО» Максим Корольков. — В какой-то момент все оборвалось, и производственные объекты, которые требовали серьезной эксплуатации, оказались просто брошенными. Естественно, под воздействием климатических факторов и просто со временем все это пришло в негодность. Речь идет об огромной территории — фактически территории среднего города, на которой разбросаны самые разные опасные объекты. Привести все это в безопасное состояние — задача, требующая компетенций и технологий, которых в России, по сути, до этого не было».

Противофильтрационная подземная защита Ангары от попадания в нее загрязненных нефтью грунтов (14 500 м3), ликвидация наземной части цеха ртутного электролиза — одного из самых опасных, а также двух скважин глубиной до 1300 м, приведение в безопасное состояние 17 аварийных емкостей с токсичными веществами — это только часть работ, выполненных в 2020 году. На нынешний запланирована ликвидация еще 10 скважин, окончание работ по демонтажу цеха ртутного электролиза, полная локализация находящейся вблизи Ангары подземной нефтяной линзы, масса которой — 2,5 тысячи тонн, а также разработка проекта рекультивации территории. Дальше — обработка всех производственных объектов, работа со шламонакопителями, очистка промышленной канализации и грунта, загрязненного ртутью. По расчетам количество ртути, которая будет извлечена со всей территории, может достигать 300–400 тонн — это столько, сколько Россия экспортирует за год. В дальнейшем на площадке бывшего «Усольехимпрома» будет построен экотехнопарк для переработки промышленных отходов предприятий Иркутской области, в том числе отходов самого комбината.

Территория Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. БЦБК, некогда градообразующее предприятие Байкальска, был остановлен еще в 2013 году. Теперь его промплощадка с полигонами «Солзанский» и «Бабхинский», а также территорией канализационных очистных сооружений — один большой объект накопленного вреда в 500 метрах от озера Байкал. Объем накопленных отходов — 5,67 млн м3.

Работы по ликвидации этого объекта были поручены ФЭО осенью 2020 года — три предыдущих подрядчика к ним так и не приступили. В настоящий момент ведется разработка проектной документации, в планах на текущий год — прохождение государственных экспертиз. Среди технологических решений рассматриваются: на полигоне «Солзанский» — удаление и очистка надшламовой воды, литификация, промораживание и компостирование шлам-лигнина; на полигоне «Бабхинский» — устройство противофильтрационной завесы по периметру полигона, устройство системы сбора и очистки фильтрата, поверхностных стоков, создание многофункционального защитного экрана; на очистных сооружениях — очистка щелокосодержащей жидкости и ее осадка, получение из осадка техногрунта.

Задача, которая стоит перед ФЭО, крайне сложна потому, что, по словам Максима Королькова, универсальных технологических решений по работе с такими отходами, какие находятся на территории БЦБК, попросту нет: «Это уже не отходы целлюлозно-бумажного производства. Надо понимать, что там намешано все — зола, шлам-лигнин, строительный мусор, даже ТКО. По сути, для каждой карты-накопителя мы сейчас разрабатываем отдельные технологии, отдельные подходы».

Работы по ликвидации должны быть выполнены в 2024 году. Есть планы в будущем создать на этой территории биотехнологический центр воспроизводства лесов.

 

Не экономить на простом

И территория «Усольехимпрома», и полигон «Красный Бор», и другие объекты накопленного вреда, ликвидация которых поручена ФЭО, уникальны не только своими масштабами и задачами, которые необходимо решить, но и тем, что являются площадками для отработки технологий, которые в будущем могут быть востребованы на других объектах уже как типовые решения. Генеральная уборка в стране только началась — до 2024 года необходимо решить проблему 191 свалки в границах городов, а также привести в безопасное состояние 88 наиболее опасных объектов накопленного вреда.

Такая работа — всегда долгая, сложная и дорогая. Стоимость мероприятий, например, на Челябинском полигоне — 4,5 млрд рублей, из которых порядка 81 % составляют средства федерального бюджета. Выступая в марте на форуме «Чистая страна» и рассказывая об объектах, ликвидацией которых сейчас занимается ФЭО, Максим Корольков подчеркнул, что создавать в короткие сроки дорогостоящие уникальные технологии и разрабатывать многоуровневые умные системы по переработке отходов приходится лишь потому, что в свое время кто-то не захотел решать текущие задачи простыми и понятными способами. «Вместо того чтобы постепенно, планомерно тратить ресурсы на недопущение возникновения таких объектов, промышленные предприятия, и до сих пор это не редкость, экономя на разовых ежедневных затратах, создают большую проблему, с которой в дальнейшем сложно будет справиться самостоятельно, — объяснил Корольков. — Ее решение — это необходимость разового вовлечения огромного количества ресурсов. Кроме того, такие объекты накопленного экологического вреда, оставаясь, по сути дела, без должной эксплуатации, без должного досмотра, в геометрической прогрессии увеличиваются — в объеме и в сложности. Отпустив один раз этот процесс, мы получаем необходимость решения задачи намного более сложной, чем это могло бы быть при планомерной работе. Наша ключевая задача — не допустить, чтобы решение таких проблем легло на будущие поколения».

 

Главная тема

Комментарий

Кирилл Комаров, первый заместитель генерального директора — директор Блока по развитию и международному бизнесу госкорпорации «Росатом»

 

 

«Нужно не только ликвидировать объекты накопленного вреда, но и не допустить их появления в будущем»

 

Экологические решения — одно из стратегических направлений деятельности для Росатома. Формулируя стратегические цели, мы в госкорпорации всегда опираемся на два фундамента: во-первых, у нас должен быть набор технологических, организационных, производственных компетенций, которые позволяют нам решать поставленные задачи. Во-вторых, всегда должен быть ответ на очень важные вызовы, стоящие перед государством и обществом, наша работа должна быть направлена на повышение качества жизни людей.

Все что мы делаем в области экологии, я бы свел к трем серьезным задачам. Прежде всего, это вклад в борьбу с изменением климата на планете. Мы видим свою роль в том, чтобы генерировать как можно больше чистой энергии. Росатом — крупнейшая энергетическая корпорация страны, производящая безуглеродную энергию. Причем сегодня не только атомную, на юге России уже работают несколько наших ветропарков. Но, конечно, на первом месте по объемам и значимости та самая энергия атома, которая позволяет сдерживать выбросы СО2 в атмосферу и бороться с изменением климата. Ситуация еще не является безнадежной, человеческими усилиями ее вполне можно остановить. И здесь нам важно, во-первых, максимально наращивать производство атомной энергии, во-вторых, доносить до людей правильную информацию о ней, поскольку вокруг атомной генерации все еще много мифов, предрассудков, заблуждений.

Вторая часть нашей работы — это то, что называют генеральной уборкой страны. Мы гордимся тем, что правительство поручило нам несколько очень важных задач: это и ликвидация городской свалки в Челябинске — в этом году мы завершаем ее приведение в безопасное состояние, это и три истории, связанные с печальным экологическим наследием, — площадка «Усольехимпрома» в Иркутской области, полигон «Красный Бор» под Санкт-Петербургом и территория Байкальского ЦБК. Наша задача состоит в том, чтобы, применив самые современные в мире технологии, привести эти площадки в безопасное состояние, создать комфортные и безопасные условия для жизни людей вокруг.

Третья наша задача в том, чтобы генеральную уборку не требовалось повторять. Нужно не просто ликвидировать объекты накопленного вреда, которые уже образовались, но и не допустить появление таких объектов в будущем. Именно для этого мы ведем работу по формированию целостной системы обращения с промышленными отходами I и II классов. Мы делаем это на базе знаний и умений, которыми обладаем в области обращения с радиационными отходами. Мы провели инвентаризацию по всей стране, разобрались полностью со всеми цепочками, выстроили системы логистики и переработки, понимаем судьбу абсолютно каждого материала от момента его происхождения до момента, когда он должен поступить на финальную переработку и утилизацию. Теперь наша задача — выстроить максимально прозрачную систему обращения с отходами I и II классов. Уверен, что у нас получится это решить и в дальнейшем в стране не будет необходимости проводить еще одну генеральную уборку.

 

Комментарий

Виктория Абрамченко, заместитель председателя правительства РФ (из выступления на Международном форуме-выставке «Чистая страна» в поддержку национального проекта «Экология»)

 

Мы должны помнить, что не получили землю в наследство от наших предков. Мы взяли ее в долг у наших детей. Если мы будем помнить об этом, наше потребление и наши действия будут более осознанными. Нам нужна тотальная генеральная уборка — ликвидация объектов накопленного вреда. Это такие предприятия, как «Усольехимпром», которые оказались брошенными собственниками фактически на произвол судьбы. Это корабли, которые оказались затоплены в бухтах наших морей. Почему-то мы привыкли мириться с этим, мы не замечаем эти затопленные корабли и привыкли жить с такими промышленными предприятиями.

Экология — это дорого. Где взять средства на ликвидацию накопленного вреда, если у предприятия больше нет собственника? У регионов и муниципалитетов нет средств на тотальную генеральную уборку. Как правило, это всегда бремя федерального бюджета. Необходимо не только ликвидировать 191 свалку в границах городов, но и 88 наиболее опасных объектов накопленного вреда. Нужно приоритизировать такие объекты и планировать такую работу. Это задача номер один в рамках кейса «Генеральная уборка».

Мы посмотрели на наш градостроительный кодекс и обнаружили, что в нем нет норм, прописывающих, как правильно выводить из эксплуатации промышленные предприятия. Есть нормы о том, как построить объект, но как выводить из эксплуатации, никто не знает. Собственник должен нести бремя содержания своего имущества до самого конца, должен за собой убирать. А вот когда собственника нет, безусловно, государство не должно бросать людей один на один с такой бедой. Ключевым примером является город Усолье-Сибирское, где мы вместе с коллегами из Росатома ликвидировали накопленный вред. Это было непросто. Там было много вызовов. Но мы с этой задачей, с первоочередными мероприятиями справились.

Что мы будем иметь, когда закончим генеральную уборку? Мы будем иметь чистую страну, и в этой чистой стране будут жить наши дети.

 

Комментарий

Виктор Евтухов, статс-секретарь — заместитель министра промышленности и торговли РФ (из выступления на Международном форуме-выставке «Чистая страна» в поддержку национального проекта «Экология»)

 

Мы заинтересованы в том, чтобы максимальное количество вторичных ресурсов вовлекалось в оборот. Это повышение конкурентоспособности наших предприятий — прежде всего на внешнем контуре. Мы заинтересованы в том, чтобы в России создавалась современная технологичная машиностроительная база, чтобы мы могли обеспечить наши сортировочные комплексы, мусороперерабатывающие и заводы по энергетической утилизации современным оборудованием, чтобы они не были импортозависимыми и чтобы процесс был как можно дешевле. Сегодня в рамках исполнения этой задачи мы смогли более чем на 65 % создать свою российскую базу практически по всей цепочке — от контейнеров и мусоровозов до сортировки, компостирования и энергетической утилизации. Мусоросжигающие заводы, о которых сегодня много говорят и которые строятся (четыре в Московской области, один в Татарстане), на 70 % будут обеспечены российским оборудованием. Проекты, которые обсуждаются (25 новых заводов), тоже будут обеспечены нашей машиностроительной отраслью.

Нам никуда не деться от энергетической утилизации. У нас нет особых проблем с макулатурой — это дефицит. Нет проблем со сбором лома — цена растет, и мы даже вводим определенные ограничения. У нас большой спрос на пластик, много предприятий, которые сегодня используют вторичный пластик и производят геотекстиль для дорог, для сельского хозяйства… Работа с населением приводит к тому, что люди начинают собирать отходы и готовы к тому, чтобы осуществлять раздельный сбор. Мы сможем не только не допустить строительства новых полигонов, но и значительно сократить те, которые сегодня существуют. И выполнить задачу, которую поставил президент: это экономика замкнутого цикла, где на захоронения вообще не должно отправляться ни одного килограмма отходов.