Взаимный интерес

Росатом в Индии: возможно ли применение уникального отраслевого опыта поточного строительства на зарубежных площадках

— Андрей Олегович, один из ключевых тезисов в ходе торжественного события 29 июня — слова Алексея Лихачева о том, что «вместе с индийскими коллегами мы готовы совместно развернуть серийное сооружение атомных энергоблоков поколения III+ на новой площадке». Насколько мы и наши партнеры готовы повторить рекорд Запорожской АЭС со знаменитым поточным методом строительства?

— Наши индийские партнеры ведут строительство и пусконаладочные работы самостоятельно: таков их выбор, сделанный еще в начале строительства первой очереди АЭС «Куданкулам». Индийская сторона последовательно, очень взвешенно развивает атомную энергетику: в страну стремятся все ведущие державы, экспортирующие ядерные технологии, мы заслужили доверие только благодаря уверенной конкуренции с сильнейшими мировыми компаниями. На сегодня только России удалось выйти на сооружение первых в Индии энергоблоков большой мощности с технологией водо-водяных реакторов под давлением. На протяжении многих лет мы видели, как на примере передового, во многом уникального и поэтому непростого проекта АЭС «Куданкулам» росли и продолжают расти индийские строительные, монтажные компании. Но как выйти на уровень поточного строительства, который позволит максимально сократить сроки и стоимость объекта?

Начнем с примера советской и затем российской строительной отрасли. После окончания института, с 1982 по 2001 год, мне посчастливилось работать на Запорожской АЭС и быть непосредственным свидетелем и участником той стройки в качестве специалиста от эксплуатирующей организации. Во многом состоявшийся успех поточного метода заключался в уникальной личности организатора той стройки, ее руководителя Рэма Хеноха, но не только в нем. Поточное строительство — это готовность всей системы управления отраслью к реализации такого подхода. Особенности площадки, сам дух того времени, когда запускался в серию типовой проект блока-миллионника, во многом определили успех реализации «потока» на Запорожской АЭС. Ключевую роль тогда сыграло намерение последовательно и в сжатый срок построить шестиблочную станцию. Для этого были сконцентрированы усилия монтажных организаций, способных выполнять укрупненную сборку и монтаж металлоконструкций, развернуты заводские мощности по месту сооружения станции. Была четко структурирована площадка, до деталей проработана схема механизации как для главных зданий, так и для площадки укрупнения, безукоризненно настроено производство оборудования и логистика. В организациях, которые принимали участие в проекте, было единообразие в плане готовности схем механизации, понимания сути метода.

Важную роль играла типизация оборудования и ритмичная комплектация стройки. Типовой проект предполагал не только серийность проектных решений, но и однотипность оборудования, и этот подход в то время был абсолютен в своей правильности. Была отлажена кооперация заводов, проектировщик заблаговременно выбирал типовое оборудование; руководство отрасли и страны жестко контролировало соблюдение графиков сооружения и технологической дисциплины. При этом обеспечивалось качество оборудования и разумная цена за сооружаемые энергоблоки. Применяемые сегодня рыночные механизмы, конкурентные процедуры имеют свои безусловные плюсы, но зачастую выгода от конкурентного проведения закупок съедается необходимостью изменения проектных решений от блока к блоку, что создает и дополнительные издержки в период будущей эксплуатации. Возможно, выходом в сегодняшней ситуации может быть создание и регистрация в органах ядерного регулирования России реестра благонадежных производителей наиболее ответственного оборудования для АЭС с формированием цены по среднерыночному показателю. Подобный опыт практикуется в других странах. Убежден, что тогда вернутся и типовые решения и значительно сократятся сроки закупочных процедур.

— Что нужно улучшить, чтобы выйти на максимальную производительность? Вопрос касается и российской стороны как разработчика проекта и поставщика оборудования и индийской, в зоне ответственности которой находятся собственно строительно-монтажные работы.

— Сегодня элементы, подходы поточного строительства возрождаются; примеры тому мы видим на Нововоронежской и Ленинградской АЭС, в Турции, Белоруссии. Но это в основном монтаж металлоконструкций высокой степени сборки. Опыт советской эпохи сегодня изучен, по возможности его применяют.

Нужна унификация в комплектации оборудования: курс на эту политику, закупку серий оборудования, озвучен в отрасли, и полагаю, что при серийном заказе максимальная унифицированность и ритмичность поставок могут быть обеспечены. Мы способны всесторонне учесть имеющийся исторический и сегодняшний опыт и отразить его в проекте. Но для соответствующего воплощения этого проекта нужно развивать способность в целом сообщества строителей, проектировщиков, промышленности, монтажных организаций масштабно и комплексно осмыслять стройку.

Особенно важно наращивать технические возможности монтажных организаций, ориентируя их на отраслевую специализацию. В 1980-е годы монтажники обладали мощными техническими отделами, управлениями — многие вопросы оптимизации (например, блочного укрупнения — важнейшей задачи, позволяющей ускорять монтаж) на уровне проекта разрабатывали самостоятельно, далее утверждая их у проектировщиков и выходя на их реализацию. Руководитель стройки, с которым такие решения заранее согласовывались, определял и обеспечивал наличие площадок, механизации, логистическую схему, график. Проектировщики принимали предложения от монтажников, фиксировали в проекте. Сегодня монтажники — это, как правило, лишь исполнители проектных решений.

— Что поможет развертыванию поточного строительства в Индии?

— Важная предпосылка поточного строительства — возможность изначально запроектировать многоблочную станцию с единым титулом. Метод потока предполагает развитую индустрию вокруг площадки сооружения АЭС, и на сооружаемых сегодня двухблочных станциях его эффективность менее очевидна, поскольку затраты на развертывание необходимой индустриальной инфраструктуры все-таки весьма значительны.

Я на протяжении многих лет рассказывал нашим партнерам в Индии о преимуществах поточного метода. И мы, и заказчик имеем понимание, что для этого в Республике, которая выбрала путь самостоятельного строительства и пусконаладки, структура отрасли должна быть донастроена. В стране есть потенциал для становления мощных монтажных организаций, и теперь там должны появиться специализированные атомные монтажные компании. Полагаю, необходима и единая отраслевая пусконаладочная организация — аналог нашего «Атомтехэнерго»; в настоящее время пуск блоков производится структурой, аналогичной советским ЦНИО (цех наладки и испытания оборудования) — то есть близко к хозяйственному способу.

Если будет принято решение проектировать и строить сразу шестиблочную станцию, это даст максимальное экономическое преимущество. Индия очень последовательно, вдумчиво и не спеша идет по пути развития атомной энергетики, и принятие решений очередями по два блока можно понять. Но несомненно, что потребности в энергетике у огромного населения этой страны весьма значительные. Общественность тоже в целом приняла и оценила возможности мирного атома. Если на АЭС «Куданкулам» мы лишь некоторые решения реализовали как единые для второй и третьей очередей, что позволило оптимизировать экономику, то на ожидаемой второй площадке мы сможем использовать возможности единого титула по максимуму. Уже когда первые блоки «Куданкулам» начали действовать, наши партнеры убедились в правильности такого подхода и стали внимательно рассматривать перспективы многоблочной АЭС. В переговорах по новой площадке заказчик не исключает проект единой шестиблочной АЭС. Вопросы экономии капитальных вложений и сокращения сроков сооружения, а в конечном итоге снижения стоимости киловатт-часа электроэнергии находят понимание.

— Можно ли сказать, что «Куданкулам» — это история успеха?

— Безусловно, но этот успех не был простым. Начало сотрудничества в области мирного атома уходит еще в конец 1980-х, в эпоху тесного сближения наших стран, советско-индийской дружбы. Успехи советской атомной отрасли привлекли внимание всего мира, но решение о работе принималось долго — наши партнеры вначале убедились, что мы действительно освоили серийное строительство блоков ВВЭР-1000, что начали эксплуатировать АЭС на Украине и в РСФСР, что блоки работают стабильно, эффективно и безопасно. Затем произошли рыночные изменения, распад страны, экономический кризис. Но важнейшим аргументом в пользу того, что России можно доверять как преемнице СССР, стала достройка и техническая поддержка АЭС, которые Советский Союз построил за рубежом, а также возобновление строек и всей цепочки атомной индустрии на территории России.

Когда стали достраиваться и запускаться блоки Волгодонской, Калининской АЭС, этот процесс привлек международное внимание, площадки неоднократно посещали индийские делегации. Для нас в 1990-х и начале 2000-х стройки АЭС в Китае, Индии, Иране стали одной из важнейших вех для сохранения отрасли. Очень важно, что развитие продолжили проектные, научные, производственные организации. У нас сохранились кадры: если бы отраслевой комплекс сосредоточился лишь на поддержке действующих блоков, квалификация и потенциал проектировщиков могли быть утеряны. Я уже не говорю о промышленном атомном комплексе. Но этого не произошло, благодаря доверию наших партнеров, а также, безусловно, решению российского руководства развивать атомную энергетику и внутри России.

— Какова специфика работы с индийскими партнерами?

— Индия самобытная, суверенная во всех аспектах страна. Жизненный уклад там — это высокая степень демократии, что объясняется историческими и национальными особенностями. Это проявляется и в развитии атомной энергетики: возможность работать на этом рынке первыми получили мы, тогда как европейцы и американцы еще подобного результата не достигли. Конкуренция на индийском атомном рынке весьма жесткая, в ход идут и политические механизмы. Есть свои особенности рынка строительных, монтажных услуг — крупных компаний немного, в силу высокой конкуренции рынка они предпочитают диверсификацию и компактность. Отчасти по этой причине и строительство объектов, и выделение новых площадок идет дольше, чем рассчитывают стороны.

— Расскажите о технических особенностях проекта АЭС «Куданкулам».

— Проект, который был реализован в Индии, уникален во многих аспектах — впервые были применены пассивные системы отвода тепла от реактора, системы повышенного объема запасов боросодержащей воды для подачи в активную зону реактора. Реализована система быстрого ввода бора, которая позволяет гарантированно остановить реакцию, если штатные активные системы не сработали. Уникально сооружение водозабора — оно запроектировано так, что позволяет избежать необоснованных потерь биомассы: специальные технические решения помогают отгонять рыбу и всю остальную богатейшую фауну и флору Индийского океана от водозабора и вновь возвращать их в океан. Все решения реализованы так, чтобы станции не были опасны цунами — проект учитывал эту угрозу еще до «Фукусимы», хотя, безусловно, и дополнительные постфукусимские требования были по итогам анализа той аварии выполнены.

— Как местное население относится к атомной энергетике?

— Преимущества российской атомной энергетики стали очевидны не сразу, доверие мы завоевали, лишь когда объект начал работу. Главным опасением местных властей и населения было возможное влияние на экологию. Это объяснимо: далеко не все даже в странах с развитой ядерной энергетикой понимают ее безопасность. 10–15 микрорентген — это естественный фон, но обыватель, думая, что нормальный фон ноль, придет от этой цифры в ужас. Мы проходили это после Чернобыльской аварии, и в Индии подобные настроения тоже присутствовали. Но опять же, чтобы сохранить доверие, уверенность партнеров, мы даже в сложное время общественных протестов не покидали станцию, а поддерживали ее в безопасном состоянии (активная зона первого блока была уже загружена топливом, но полгода ожидала решение о физпуске, и наши специалисты контролировали все аспекты безопасности).

Отдадим должное политической воле руководства страны и руководства атомной отрасли — решение о реализации проекта было доведено до конца. А дальше, когда первые блоки АЭС заработали, они закономерно получили доверие местного населения, и теперь «мобилизовать электорат» под предлогом борьбы с атомной станцией не такая очевидная возможность. Главным опасением местных жителей было обеднение рыбного промысла — но ничего подобного не произошло. Как я говорил, водозаборные и водосбросные сооружения спроектированы и построены для минимизации воздействия на окружающую среду; все тепловые нагрузки на акваторию океана в норме.

Также в регионе появились высококвалифицированные рабочие места — важнейший аргумент для Индии, где занятость играет критически важное значение. Страна в целом получила мощный, надежный и экологически чистый источник электроэнергии. Развитие атомной науки, образования, соответствующих сервисов тоже импульс для всей экономики.

— Как полагаете, в чем решающие аргументы наших партнеров за сотрудничество, где наше ключевое преимущество?

— Это, прежде всего, экономические аргументы. Если на первой очереди стоимость электроэнергии не всегда была определяющим фактором, а многочисленность персонала даже приветствовалась, то теперь именно показатель LCOE — один из определяющих. Остальные аргументы — такие как надежность проекта, надежность нас как технологического и бизнес-партнера, экологические преимущества — доказаны действующей первой очередью АЭС. Активно идет строительство блоков 3 и 4, и начат основной этап сооружения третьей очереди. Ожидаем принятия решения по второй площадке.

На этой площадке мы и хотели бы дать возможность проявиться всем преимуществам серийного строительства. Не секрет, что атомной генерации с учетом значительных капитальных вложений, в том числе в безопасность объекта, непросто конкурировать в стоимости с традиционной энергетикой, есть конкуренция и со стороны возобновляемых источников. Наши главные аргументы — это высокие установленные единичные мощности и, безусловно, экологичность атомных станций. Российская атомная отрасль во всем мире доказала, что мы способны превосходить других вендоров и даже видим, что наши крупнейшие конкуренты отходят из строительства объектов под ключ, сосредотачиваются лишь на поставке оборудования ядерного острова; объекты строятся долго и существенно дороже первоначально планировавшихся затрат. Это преодолевается через серийность, планирование многоблочных станций с единым титулом и максимально четкую организацию строительства. В целом, даже выступая партнерами по проектированию и поставке оборудования, мы обладаем способностью разработать проект и оказать всестороннюю консультационную помощь индийской стороне для того, чтобы стройка велась максимально эффективно.