Найти и посчитать

Автоматизация мониторинга цен строительных ресурсов

Заместитель начальника управления ОЦКС — начальник отдела управления стоимостью в строительстве Евгений Наумов рассказал «Вестнику атомпрома», как информационные технологии позволяют организовать сбор и анализ ценовой информации на рынке страны-заказчика и перейти к управлению стоимостью строительства на основе использования ресурсного метода ценообразования.

Владеешь информацией — владеешь миром

Идея создания информационной системы мониторинга цен строительных ресурсов для проектов Росатома за рубежом возникла в ходе анализа практики определения стоимости строительства в странах, где мы начинаем реализацию своих проектов, а также в рамках взаимодействия с Минстроем РФ — при обсуждении проблем базисно-индексного метода ценообразования и возможности применения элементов ресурсного метода.

Напомню, базисно-индексный метод основан на таком расчете стоимости объекта, при котором базисный уровень цен переводится в текущие цены с использованием системы индексов пересчета. Однако применение индексов пересчета зачастую приводит к искажению реальной ситуации на рынке строительной продукции, а также к непониманию применения такого подхода зарубежными подрядчиками, заказчиками, инвесторами. А для успешной реализации проекта за пределами России мы как минимум должны разговаривать с участниками инвестиционно-строительного проекта «на одном языке». В качестве переходной меры базисно-индексный метод может дополняться ресурсной информацией — данными о реальных ценах на рынке (тогда говорят о ресурсно-индексном методе), но этот метод также не вполне понятен иностранным партнерам.

В чистом виде ресурсный метод — это декомпозиция объекта строительства на ресурсные составляющие (уровень заработной платы строителей, материалы, машины и механизмы, оборудование и прочее) и калькулирование в текущих (прогнозных) ценах ресурсов, необходимых для реализации проектных решений. Для этого нужна актуальная ценовая информация, которая должна обеспечиваться системой мониторинга.

Реформа ценообразования в строительстве на территории РФ, начавшаяся еще в 2015 году и пока по ряду причин не завершенная, предполагает переход от базисно-индексного к ресурсному методу, а следовательно, к формированию системы мониторинга ситуации на рынке в реальном времени с однозначным пониманием рыночных цен на материалы, трудовые ресурсы, работы и т. д.

Именно ресурсный метод используется в странах с устоявшимися традициями рыночной экономики, поэтому он встречает наилучшее понимание у инвесторов. Контроль ценовой информации особенно актуален в моменты резкого колебания цен на рынке — как вверх, так и вниз. Своевременно имея такую актуальную информацию, руководитель проекта может принимать взвешенные, экономически целесообразные решения — отреагировать в момент коррекции, например закупить больше необходимого ресурса впрок либо при резком росте местной цены отказаться от закупки на территории страны-заказчика и завезти ресурсы с других рынков.

Ценность человеческого фактора

Преимущество ресурсного метода в том, что это наиболее приближенный к действительности метод определения стоимости строительства. Именно поэтому не следует считать, что система мониторинга «снижает стоимость»: ее задача — отразить реальный уровень цен и не допустить превышения затрат относительно реально достижимого уровня. Конечно, ресурсный метод более трудоемкий, потому что немалые трудозатраты уходят на получение достоверной информации о стоимости ресурсов на том или ином рынке, на анализ возможности их применения на проекте.

Автоматизировать эту задачу можно лишь отчасти, поскольку в основе сбора информации — человеческий ресурс: исполнители со специфическими профессиональными знаниями (пониманием строительной области) и, что еще более важно, имеющие «софт скиллс», то есть понимание сути рынка, умение выстраивать контакты, видеть возможности и альтернативы. Таких людей немного. В нерыночную эпоху, которую пережил Советский Союз, такие умения были не нужны и в массе утрачены: лишь у представителей хозяйственной элиты, высшего управленческого персонала в СССР, сохранялись навыки нетворкинга — объемные телефонные книжки с контактами, умение прозвонить десятки поставщиков и договориться. Хотя прошло уже три десятилетия, навыки и умения получать и анализировать необходимую информацию полностью не восстановились. Деловое общение с производителями, с поставщиками строительных ресурсов, в том числе в рамках многомиллиардных проектов, — это сложный вид коммуникаций. Чтобы получить эту информацию, нужно точно понимать свои потребности, настроить на взаимодействие собеседника (учитывая особенности деловой и в целом национальной культуры рынка, на котором предполагается работа), задать грамотные вопросы, убедиться в том, что полученная в ответ информация соответствует ожиданиям, предложенные цены — рынку, а обязательства будут выполнены.

Чай как основа нетворкинга

Вот один пример. Начиная маркетинговые исследования на рынке одной из восточных стран для получения исходных данных для расчета стоимости АЭС, мы не сразу прочувствовали особенности менталитета. Информацию по существу невозможно было получить ни по телефону, ни даже при обычном визите. С нами начали взаимодействовать, лишь когда мы потратили время на длительные чаепития с разговорами об отвлеченных вещах: семья, традиции, политика и так далее. И в этом не отсутствие деловой культуры, а, наоборот, ее местная основа: говорить о делах можно, только когда установлено взаимное доверие, а для этого нужно многое узнать о собеседнике.

Поэтому, прежде чем формировать систему мониторинга, мы внимательно проанализировали и собственный опыт, и практику крупных российских компаний за рубежом. В рамках отраслевой системы мониторинга мы для себя определили три основных блока: сбор источников ценовой информации (ИЦИ); обработка и верификация информации с выделением достоверной части; экспертиза и документирование итогов.

Прежде всего были сформулированы требования к качеству и формату источников ценовой информации (ИЦИ), для чего разработана соответствующая отраслевая методология. Поскольку в наших объемах незначительная неточность может обойтись в миллиарды, в методологии большой упор сделан на требования по сбору, оформлению и обработке ИЦИ. Было понятно, что это станет большим объемом информации, которую в ручном режиме обрабатывать просто нецелесообразно, и нам необходим цифровой продукт, который позволит справляться с такими объемами информации и снизит риски ошибок, вызванных человеческим фактором.

Больше чем калькулятор

Первоначально мы считали, что наша задача — создать подобие калькулятора, который по методологически выверенному алгоритму рассчитает нам итоговую стоимость ресурса. Однако, создав отраслевую рабочую группу из экспертов, работающих в том или ином качестве по данному направлению, и собрав предложения, мы увидели, что нужен мультифункциональный цифровой продукт, по сложности соответствующий стоящей задаче: охватить ситуацию на рынке, постоянно наблюдать за динамикой изменений, прогнозировать ситуацию в зависимости от влияния внешних и внутренних факторов и своевременно передавать задокументированную информацию различным пользователям на проекте. При этом человеческий фактор (там, где он неизбежен) нужно свести лишь к поиску, обработке и вводу в систему данных, получаемых из различных источников. Собственно экономический расчет и анализ с учетом всех факторов должна выполнить программа. На выходе мы получаем задокументированный результат мониторинга стоимости строительных ресурсов, который как в цифровом, так и в бумажном виде готов к передаче в другие системы для дальнейшего использования. То есть наша система мониторинга ресурсов оказалась фактически инструментом формирования единой базы данных для еще одной важной отраслевой системы — системы управления и контроля стоимости строительства (TCM NC).

В чем состоит методология, которая легла в основу системы мониторинга? Система начинает функционировать и развиваться с инвестиционного замысла, когда мы начинаем задумываться о возможности начала реализации проекта в той или иной стране — начинаются маркетинговые исследования рынка строительной продукции, которые позволяют нам определить возможности страны строительства в обеспечении нашего проекта строительными ресурсами. При маркетинговом исследовании рынка страны-заказчика происходит формирование базы данных потенциальных поставщиков и подрядчиков, нарабатываются контакты. Мы не просто фиксируем телефоны и электронные адреса, но знакомимся с представителями и собственно с компаниями. Оценивается производственная база, опыт, репутация, лицензии.

Когда эта информация собрана, оцениваем наличие нужных нам ресурсов. Уникальное оборудование для АЭС российского дизайна, конечно, будет поставляться из России, но арматуру, цемент, инертные материалы и многие другие общестроительные ресурсы, не имеющие особенностей и «атомной» специфики, можно и нужно искать на местном рынке. Переходя на стадию мониторинга, мы связываемся с найденными на этапе маркетинга контактными лицами потенциальных поставщиков и начинаем работать с ними по обновлению данных с учетом изменений рынка во времени. Как правило, это письменный запрос (рутинные функции автоматизированы). Но чтобы обращение не затерялось, мы сопровождаем его звонком, обращаем внимание на отправленный нами запрос (чтобы он не попал в спам).

Приняв и действительно запустив наш запрос в работу, наши партнеры формируют предложение — наличие, объем, цену, качество и т. д. — и направляют его нам. Мы принимаем ответ на бумажном носителе, оформленном в соответствии с требованием методологии. Полученные материалы вводятся в карточку ресурса. Таким образом формируется отпускная цена ресурса. Затем по сформированному в системе алгоритму программа формирует итоговую сметную стоимость строительного ресурса: добавляются транспортные, складские расходы, операции по погрузке и прочее.

В системе реализована автоматическая интеграция с данными Центробанка (запрашивается курс валют), что позволяет нам формировать стоимость в валюте контракта, в рублях и в валюте страны-заказчика. Это позволяет понять сравнительный уровень цен на местном рынке, сопоставить с ситуацией в мире и в России. Если по итогам анализа локальная цена окажется выше, может быть принято своевременное решение об изменении локализации поставок и переходе на поставку из другой страны, в том числе из РФ.

Источниками ценовой информации для нас фактически выступают именно люди, должностные лица проверенных поставщиков. Казалось бы, на конкурентном рынке сегодня представлено много структурированной информации: это онлайн-справочники, прайс-листы. Но практика показывает, что информация устаревает иногда в течение нескольких дней. Многие цены опубликованы как рекламная приманка, практически все прайсы содержат примечание: «уточняйте у менеджера». Но мы не исключаем онлайн-источники из источников ценовой информации, по итогам анализа данных мы в большинстве случаев ставим им одну из самых низких оценок в иерархии достоверной информации и сохраняем приоритет живого взаимодействия с поставщиками и производителями.

Вычисляют роботы, решает человек

После формирования методологических требований на этапе создания IT-системы мы интуитивно выбрали для реализации программной части российскую платформу 1С и, соответственно, ушли от проблемы и сложностей импортозамещения. Система в том числе интегрирована с отраслевым процессом уведомлений — это позволяет сократить реагирование программы до секунд. Например, если на площадке в Турции пользователь обновил информацию, через три секунды она будет учтена и интерпретирована в Москве. Скорость реакции — одна из важнейших характеристик системы мониторинга; обычный обмен письмами, даже по корпоративным каналам, затягивает процесс на дни и недели.

Реализовав проект по созданию системы, мы сократили трудозатраты на расчеты, увеличили производительность. Мы не можем говорить о том, что решения принимает искусственный интеллект: в основе обработки информации и автоматического формирования итогов лежат методологически выверенные алгоритмы, созданные нашими специалистами. Задача системы — выполнить расчет на всем объеме достоверной информации и в самый сжатый срок сформировать данные для внешних отраслевых систем (выгрузку в TCM NC) и руководителей, принимающих соответствующие управленческие решения.

Несмотря на сложность и многогранность вопросов, которые нужно охватывать в связи с обработкой ценовой информации, систему в отрасли приняли. С начала 2021 года мы начали реализовывать пилотный проект на АЭС «Аккую». В успехе пилотного проекта не только наша собственная заслуга, но и активная позиция тех, кто отвечает за мониторинг цен на площадке. От ручного труда по сбору информации с субъективным принятием решений все получили возможность перейти на программный продукт, в котором сокращены риски ошибок, определены роли и ответственность. На входе — проверенная информация из источников, выбранных в соответствии с принятой методологией; процесс принятия решений прозрачен, не замкнут в пределах одной организации или подразделения. Интересный эффект, которого мы достигли, это возможность конструктивно разрешать споры между участниками реализации проекта: они получили единую базу данных. На остальных зарубежных проектах Росатома также начинается освоение этой системы.

Не только для Росатома

В настоящее время мы накапливаем данные о стоимости строительных ресурсов на внешних рынках: уверены, эта информация будет актуальна и для других (к сожалению, пока немногих) российских компаний, которые ведут строительство за рубежом. Один из вариантов дальнейшего развития — формирование базы данных по строительным ресурсам и в России; при достаточной полноте этой базы данных и ее оперативном обновлении мы сможем в перспективе выступать как центр актуальной ценовой информации, востребованной не только в Росатоме, но и для всех организаций, реализующих строительные проекты как на территории РФ, так и за ее пределами. Эта работа дополнит сложившиеся подходы к ценообразованию и сделает работу по строительным проектам более предсказуемой для всех участников инвестиционно-строительного процесса.