Ядерный калейдоскоп

Интервью с мировыми экспертами в области ядерной энергетики

17

Такуя Хаттори, президент атомного промышленного форума Японии (JAIF)

Вас по праву считают самым опытным гостем на форуме «Атомэкспо», каково ваше впечатление, изменился ли форум по сравнению с предыдущими годами?

Я посещаю форум с 2008 года, он становится более сложным и более интернациональным. Россия начинает играть более важную роль на международной арене, и мы, японцы, очень впечатлены деятельностью Росатома, особенно после аварии на «Фукусиме».

Вы упомянули «Фукусиму», и я не могу не спросить об этом. Прошло три года, и Япония по-прежнему один из лидеров по производству атомной энергии, изменилось ли отношение населения к атомной энергетике с того времени?

У нашей страны имеется более чем 50-летний опыт в области атомной энергетики, до аварии у нас было 54 атомных блока по всей стране, мы занимали третье место в мире по этому показателю. Но после «Фукусимы» все изменилось, основная причина – в убеждениях людей об атомной энергетике, а также об организациях, занимающихся атомной энергетикой, о специалистах в этой области. Люди потеряли уверенность. Самая важная и сложная задача на сегодня – восстановление доверия. Атомная энергетика в Японии очень и очень важна, и, безусловно, в перспективе мы снова выстроим энергетическую систему и вернем доверие к ней.

Как вы охарактеризуете двухстороннее сотрудничество между Россией и Японией?

Во-первых, после «Фукусимы» мы узнали много из опыта с Чернобылем, это был основополагающий момент. Мы очень тесно общаемся с российскими специалистами в области прекращения эксплуатации блоков, а также очистки. Мы многому учимся у российских специалистов и продолжим это делать.

 

18

Надь Шандер, генеральный директор атомной станции «Пакш-2» 

Как вы оцениваете перспективы развития мировой атомной энергетики?

В Венгрии уровень поддержки развития ядерной энергетики от общественности всегда превышал 70. Я считаю, что отрасль будет развиваться, мы видим, что Китай из-за сильно загрязненной окружающей среды намеревается повышать процент атомной генерации: в настоящий момент они строят 29 реакторов, 20 – на стадии проектирования, и в плане еще 30 новых блоков. Индия также занимается активным строительством. Все страны, которые не обладают богатыми природными ресурсами, не имеют другого выбора – как строить атомные станции. К тому же атомная энергетика – безопасный и надежный источник энергии. В Венгрии коэффициент нагрузки составляет 90%, энергия обходится дешево, и мы, безусловно, собираемся развивать и поддерживать атомную мощь.

На ваш взгляд, какой она должна быть, назовите основные вектора, по которым она должна развиваться.

Будущее за 4-м поколением атомных реакторов. Существует необходимость в замыкании ядерно-топливного цикла. Поэтому я уверен, что реакторы 4-го поколения, которые абсолютно безопасны, в будущем станут основным источником электроэнергии в мире.

Что касается Венгрии, то для нас вырабатываемая атомными станциями электроэнергия является безопасной и надежной и составляет более чем 50 % всего энергобаланса страны. Для сохранения уровня атомной генерации венгерское правительство приняло решение построить два дополнительных блока. Через 10 лет, когда новые блоки будут введены в эксплуатацию, придет время выводить действующие сегодня станции, а это значит, что два новых блока призваны поддерживать уровень энергетической мощности в течение ближайших 60 лет.

Как вы оцениваете уровень российско-венгерского сотрудничества в области атомной энергетики?

Как вы знаете, в 1966 году Советский Союз и Венгрия подписали мирный контракт на использование атомной энергии. К 82-му году был введен в эксплуатацию первый блок АЭС, а в 87-м – последний. С тех пор эти блоки являются очень безопасными и надежными. Мы прекрасно ладим с российским оборудованием и технологиями, мы высокого мнения о российском топливе, которое считается одним из лучших в мире. Можно сказать, что сотрудничество с российскими институтами, производителями и НИИ очень плодотворно. Мы бы хотели продолжить это сотрудничество и впредь.

Чем вызвано решение Венгрии расширить имеющиеся атомные мощности на площадке «Пакша»?

По оценкам независимой компании по учету энергии, отвечающей за энергоснабжение в Венгрии, было установлено, что к 2030 году вырабатываемая мощность уменьшится. Конечно, мы можем импортировать энергию, но, если надеяться на один импорт, становится понятно, что мы не сможем восполнить запас энергии в целом. К тому же Венгрия не столь богата основными ресурсами, у нас много бурого угля, но из-за проблем с окружающей средой мы не можем его использовать, обрабатывать по технологии чистого угля. У нас нет ГЭС, насосных станций, газ стоит дорого, поэтому у нас нет альтернатив, кроме строительства атомных станций. У нас позитивный опыт сотрудничества с Россией, наш выбор очень логичен в плане отрасли и страны.

Российских и венгерских атомщиков связывают многие десятилетия успешной работы. Россия поставляет ядерное топливо на «Пакш», совместно российские, венгерские атомщики модернизировали энергоблоки. Какие, на ваш взгляд, совместные проекты, помимо расширения «Пакша», возможны между нашими странами в области атомной энергетики?

Если вы хотите быть уверены, что атомная установка безопасна, то над этой безопасностью надо постоянно работать и совершенствовать ее. Все время надо вести расчеты, анализировать уровень безопасности, нужно вычленять слабые места и вносить изменения. Каждые 10 лет нам необходимо производить периодический обзор в сфере безопасности и внедрять технологии с высокими международными стандартами. Таким образом, происходит постоянное преобразование в области безопасности, благодаря двум новым блокам «Пакш» появляется больше возможностей для сотрудничества Венгрии и России. Мы верим, что с российскими компаниями мы сможем организовать совместные предприятия, которые смогут снабжать другие предприятия в Европе, а именно: в Финляндии, Белоруссии, Словакии и в Чешской Республике. Видите, как много возможностей для сотрудничества. Естественно, при условии конкурентоспособности венгерская компания сможет войти в цепь поставщиков Росатома. К тому же венгерские ученые будут рады поучаствовать в разработке реакторов 4 -го поколения. С точки зрения науки у нас высокий потенциал для сотрудничества, в отрасли столько возможностей, я уверен, можно говорить о самом разнообразном сотрудничестве.

 

19

Александр Бычков,заместитель директора Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ)

Какой процент в мировой энергетике сейчас занимает атомная энергетика? И что ждать в обозримом будущем?

Здесь есть свой парадокс – рост будет большой, но сегодняшняя доля атомной генерации в пределах от 13 до 15%, скорее, останется такой же, потому что скорость строительства угольных и газовых станций, как правило, превышает скорость строительства атомных станций.

А если касаться реакторов малой и средней мощности – какое у них будущее?

Да, реакторы малой мощности – это достаточно большой, перспективный рынок. Не только, кстати, рынок электроэнергии, потому что эффективность использования тепла в этих реакторах заметно выше, чем на более мощных реакторах.

То есть это рынок энергетический, но, к сожалению, сегодня ни один из производителей в мире не может предложить готовые реакторы, которые можно посмотреть и купить завтра с тем, чтобы построить их через несколько лет. К сожалению, это очень большое ожидание рынка, но пока только ожидание.

Каково состояние атомной промышленности в России на данный момент в сравнении с мировыми аналогами?

Я могу сказать, что в России сильный подъем. Достаточно большая стройка, т.е. очень хорошо упорядочена работа в топливном цикле, и планируется, как вы знаете, очень большое строительство за рубежом. Сегодня Россия и Китай, пожалуй, мировые лидеры с точки зрения развития атомной индустрии.

Какова роль России в разработках 4-го поколения реакторов?

Я бы сказал, ключевая. Потому что Россия сегодня действительно близка к демонстрации, нормальной промышленной демонстрации реакторов нового поколения, мы называем их инновационными реакторами, и роль России здесь как страны, которая первая перейдет к использованию таких реакторов, достаточно важна. Если Россия это продемонстрирует, мы можем говорить о замкнутом топливном цикле и практически неисчерпаемых ресурсах.

Если говорить про замыкание ядерного топливного цикла, по вашему мнению, когда это может произойти в коммерческом масштабе?

Сегодня это уже происходит: Франция перерабатывает достаточно большие объемы, Россия небольшие, но достаточно важные. Франция обеспечивает замыкание по плутонию, Россия обеспечивает замыкание по урану. Японский завод скоро будет пущен. То есть на сегодня можно говорить, что частично топливо используется в замкнутом топливном цикле. Ну, то, о чем мы говорим, когда говорим о замкнутом топливном цикле, – это быстрые реакторы, это уменьшение токсичности отходов, это все-таки завтрашний день. Сегодня реально нет коммерческих позывов со стороны стран, особенно малых стран, строить свою энергетику, основанную на замкнутом топливном цикле. Это, скажем так, больше системная задача, которая может быть реализована, только когда мы будем рассматривать атомную электроэнергетику как международную отрасль. Тогда действительно мы получим эффект на коммерческом уровне.

 

20

Минна Форсстрем, директор компании Fennovoima

Совсем недавно было достигнуто соглашение по строительству АЭС «Пюхайоке» в Финляндии, в российских СМИ этот проект более известен под названием «Ханхикиви-1». Рынок строительства атомных станций достаточно широк, у него много серьезных игроков, почему же Финляндия выбрала именно Россию и Росатом?

Мы искали настоящего партнера, который имеет опыт, мотивирован и выполняет несколько ролей – как собственника, так и поставщика. Росатом отвечает всем этим требованиям, плюс эта корпорация берет на себя основную часть финансирования строительства. Мы считаем, что если Росатом способен на такие партнерские отношения, то взаимная мотивация участников позволит успешно реализовать проект. Мы также учитываем опыт Росатома и большой послужной список, в котором много завершенных проектов.

Расскажите несколько подробнее об АЭС в Пюхайоке, стоимость этого контракта, на каком этапе сейчас находится проект и когда планируется завершить строительство?

Стоимость в пределах 4–6 млрд евро, проект рассчитан на 10 лет, примерно до 2024 года. Росатом уже приступил к проектированию, но настоящая работа на территории нового строительства еще только начинается. Мы в ближайшее время приступим к строительству подъездных путей к площадке, а также проведем необходимые инженерные изыскания.

Почти сразу же после подписания этого договора стороны заговорили о долгосрочном сотрудничестве в атомной сфере между Россией и Финляндией, рассчитанном, примерно на 100 лет, что имеется в виду?

Прежде всего сам проект рассчитан примерно на 10 лет, период эксплуатации атомной станции – это 60, может быть, даже 80 лет, затем у нас есть обязательства, связанные с выводом из эксплуатации. Возможно, будет план на строительство второго блока станции, поэтому мы думаем о сотрудничестве на 100 лет.

После трагедии на «Фукусиме-1», которая произошла в 2011 году, в мире появился так называемый ядерный скептицизм. Германия, например, заявила, что к 2022 году полностью откажется от атомной энергии, а Финляндия, напротив, строит новую атомную станцию, есть ли достойная альтернатива атомной энергии?

Возможно, есть, когда у вас много альтернативных ресурсов, но у нас в Финляндии нет множества природных ресурсов. У нас не так часто светит солнце и ветер дует не каждый день, так что нам необходимо иметь какое-то основное производство энергии, и атомная энергетика – это шанс для нас. Мы также считаем, что атомная энергетика может быть ответом на проблему глобального потепления, так как уменьшится выброс в атмосферу углекислого газа, я думаю, что людям во многих странах нужно посмотреть еще раз с другой точки зрения на то, насколько сбалансированной альтернативой является атомная энергия. Эта энергия имеет экономические преимущества, она в какой-то степени экологически безвредна и может быть одним из оружий против климатических изменений, она также может стабилизировать ситуацию на энергетическом рынке.

 

21

Луис Эчаварри, экс-генеральный директор Агентства по ядерной энергии при ОЭСР

В конце прошлого года Россия стала полноправным членом Агентства по ядерной энергии ОЭСР, что принесет для обеих сторон такое плодотворное сотрудничество?

Я думаю, что членство Российской Федерации в Агентстве по ядерной энергии – это достижение для обеих сторон. Я считаю, что с точки зрения агент ства очень важно получить доступ к гигантскому опыту России в строительстве АЭС по всему миру. В настоящий момент Российская Федерация – это самый большой экспортер строительства АЭС. И этот опыт строительства очень важен для всего остального мира, для всех остальных членов агентства.

С другой стороны, для Российской Федерации очевидна польза от получения доступа к более чем 50-летнему опыту стран – участниц в вопросах безопасности, построения режима ответственности за ядерный ущерб, законодательных аспектов. Это будет взаимовыгодное сотрудничество.

Каким вы видите рынок энергогенерации на ближайшие 10 лет?

Я думаю, что в ближайшие 10 лет мы увидим возобновление интереса к ядерной энергетике. Нужно учитывать, что во многих странах в последние годы произошел экономический кризис. И поэтому спрос на электроэнергию не рос. Но как только этот кризис будет преодолен, многие страны начнут испытывать энергетический голод и будут искать новые возможности инвестирования в энергетический сектор, и с этой точки зрения атомная энергетика может предложить два важных достоинства. Во-первых, надежность поставок, и, во-вторых, диверсификацию источников генерации. Кроме того, это напрямую дает вклад в снижение выбросов парникового газа, поэтому это все позволяет прогнозировать рост доли атомной энергетики в ближайшие несколько десятилетий.

Видите ли вы какое-то будущее у реакторов малой и средней мощности? И какова будет роль России?

Я многие годы активно поддерживал развитие энергетики на реакторах малой и средней мощности, я видел в своих путешествиях по миру много стран, у которых нет возможностей построить реактор большой мощности. Но они очень заинтересованы в развитии ядерных технологий. И для этих стран реакторы малой и средней мощности – это отличная возможность предоставить доступ к рынку ядерной энергии и начать развитие своих ядерных программ. С точки зрения роли Российской Федерации – Россия разрабатывает несколько прототипов малых и средних реакторов, и сейчас проектирование этих реакторов находится в завершающей стадии, как только они начнут строиться – для них будет очень хорошая экологическая ниша, хорошая ячейка на рынке.

 

22

Агнетта Ризинг, генеральный директор Всемирной ядерной ассоциации (WNA)

Росатом реализует проекты в Турции, Финляндии, Венгрии и других странах – какой вклад они вносят в развитие мировой атомной энергетики?

Очень важно правильно понимать аспекты глобализации в секторе атомной энергетики. Сейчас компании работают по всему миру, и этот рынок становится все более и более глобальным. Проекты, которые вы упоминали – строительство АЭС в Финляндии, Турции и Венгрии, – очень важны для продвижения отрасли в целом. Они различны по своей природе. Например, Финляндия – это страна с очень развитой атомной энергетикой, это небольшая страна, но она тем не менее понимает важность строительства новых энергоблоков. Турция только обдумывает возможности развития атомной энергетики с 1970-х годов, сейчас у них выбрано две площадки для строительства, и они уже готовы к тому, чтобы непосредственно начать развивать ядерную программу. Два полярных примера – опытной страны в нашем секторе и страны, только встающей на путь атомной энергетики.

Как Вы оцениваете именно успехи Росатома по зарубежным стройкам?

С нашей точки зрения, Росатом активно ведет себя на международном рынке, им удалось заключить несколько удачных контрактов, подход Росатома к поддержке инфраструктуры в тех странах, где они планируют строительство новых блоков, очень эффективен.

Какие основные угрозы вы видите для продвижения ядерной энергетики?

Угрозы развития атомной энергетики в основном связаны с тем, что негативные аспекты ее использования очень сильно преувеличиваются. Однако несение базовой нагрузки, надежная и безопасная, экологичная выработка электроэнергии – это все несомненные преимущества именно этого вида энергии. Конечно, строительство новых блоков требует больших капитальных вложений, что достаточно сложно выполнимо для многих небольших стран. Но в долгосрочной перспективе это все окупается.