Бизнес поверил и пришел

ЗАТО атомные

ТОСЭР «Железногорск»: непростая история успеха

Если будете искать новости про Железногорск, не перепутайте: моногородов с таким названием в России два. Один в Красноярском крае, это бывший Красноярск-26, где действует Горно-химический комбинат Росатома, и о нем наша статья. Другой — моногород в Курской области, там работает Михайловский ГОК «Металлоинвеста». Железногорцы-сибиряки получили статус ТОСЭР, а железногорцы-куряне еще недавно активно боролись за преференциальный режим, но не преуспели.

Итак, мы говорим про Железногорск Красноярского края. Среди ЗАТО Росатома этот город уникален тем, что на его территории действуют сразу два градообразующих предприятия: одно в «атомном» контуре, это ГХК; другое — АО «Информационные спутниковые системы им. академика М. Ф. Решетнёва», входит в Роскосмос. Это ведущее предприятие страны по созданию космических аппаратов связи, телевещания, навигации и т. д., мощный многопрофильный центр компетенций.

Долго запрягали и не сразу поехали

Становление Железногорска как преференциальной территории проходило непросто. Статус ТОСЭР был получен 6 февраля 2018 года, в соответствии с Постановлением Правительства РФ № 114. Но раньше, до того как идея ТОСЭР была сформулирована (это случилось в 2014-м) и затем «освоена» (массовая регистрация ТОСЭР началась в 2016–2018 гг.), в Железногорске был задуман промышленный парк. Он позиционировался как один из ведущих инвестиционных проектов: ожидалось создание кластера инновационных технологий для реализации проектов вокруг градообразующих предприятий города.

Промышленный парк — территория, на которой предприятия пользуются общей инфраструктурой, создают производственную кооперацию. Промпарк позволяет собрать на одной территории ряд компаний с общей сферой деятельности (это называется профильным промпарком) или дает возможность использовать единую инфраструктуру (инфраструктурный промпарк). Это позволяет экономить средства и снижать издержки стартапов.

Подробности

Планировалось, что в состав промпарка в Железногорске войдут 11 производственных корпусов, а также административно-бытовой, возникнут тысячи рабочих мест, бюджет будет пополняться… Но проект, в силу целого ряда причин, пошел не так, как ожидали. Строительство действительно начали в 2012-м, первый корпус с достаточным минимумом инженерных систем открыли в августе 2016-го, потратив более 1 млрд руб. Но за следующие два года в промпарке формально зарегистрировались лишь несколько компаний и только одна разместила оборудование. Большая часть здания площадью более 10 тыс. м2 пустовала. «Что мы видим? Полупустые помещения, мало резидентов. Задача, которая ставилась, не выполнена», — возмущался, посетив площадку в августе 2018-го, Владимир Демидов, в то время депутат ЗАКС Красноярского края. И объяснял причину: «Идея, которая существовала при закладке промпарка, начала трансформироваться, потому что правила игры, разработанные еще в 2012 году, для бизнеса оказались неинтересны. Во-первых, Железногорск — закрытая территория. Во-вторых, сказывается недоделанность помещения, которое официально не введено в строй, и заключать договоры с резидентами на долгосрочные отношения сейчас по закону нельзя».

Действительно, помещение промпарка было оформлено как «теплый склад». Но причины сложного старта были далеко не только в этом, но и в фундаментальных факторах. Крупные предприятия развивали инвестиционные проекты, но делали это внутри корпоративной структуры управления, система финансирования инвесторов не была сформирована, над сектором высоких технологий довлел импорт и т. д.

Однако к тому времени уже сформировалась идея ТОСЭР как преференциального режима не только для Дальнего Востока, но также для моногородов и ЗАТО. Стали пробиваться истории успеха — инновационных площадок, целых преференциальных территорий. Когда Железногорск получил статус ТОСЭР, это тоже не сразу привело к росту числа резидентов, но хотя бы вселило надежду. На территории промпарка к началу 2019 года зарегистрировались пять компаний, формально они заняли 70% площади. Однако фактически работало опять же только одно предприятие.

Но благоприятные факторы ТОСЭР и активизация работы с резидентами — собственно, фактор клиентоориентированности управляющей компании, в том числе системная работа по снятию противоречий законодательства, — позволили запустить проект. Привлекательными оказались особый таможенный режим, льгота по налогу на прибыль, на имущество, упрощенный вычет НДС. Для резидентов промпарка существенно снизили арендную плату, ввели в эксплуатацию новую подстанцию, инженерные коммуникации. «Думаю, что период 2020–2021 годов должен стать решающим для этой перспективной площадки. Условия созданы — теперь дело за бизнесом», — верно предсказал депутат Государственной Думы Виктор Зубарев летом 2019 года. За бизнесом дело не стало: он поверил и пришел. «Помню, какие проблемы накопились к 2019 году, как обсуждалась в публичном пространстве проблема невостребованности экономических преференций, — рассказывает сегодняшний мэр Железногорска Игорь Куксин. — Идея была здравая: обеспечить процесс формирования ядерных и космических технологий, их трансфер между отраслями и в целом на рынок. К этому подталкивала сама уникальность Железногорска, где действуют предприятия двух ведущих отраслей, космической и атомной. Но были вложены деньги, построены помещения нашего технопарка, а резиденты не приходили. Люди спрашивали нас: зачем «закопали» средства? Лишь теперь мы видим, что проект начал развиваться активно. Даже те резиденты, что пришли с небольшими пакетами, подключаются к работе с градообразующими предприятиями, а у них объем заказов составляет миллиарды рублей. Это дорогого стоит. Поэтому эффект преференциального режима проявился и сегодня не вызывает сомнений».

«Железногорск прошел свой стресс-тест в 2020 году. К этому моменту ТОСЭР в Красноярском крае стала некоей притчей во языцех: «хотели как лучше, получалось как всегда»», — говорит Николай Пегин, генеральный директор АО «Атом-ТОР». В конце 2019-го фактически действовали всего два резидента, а сегодня уже реализуют проекты семь предприятий, резервы помещений практически исчерпаны, и подготовлен пакет документов по корректировке границ. «Почему резиденты не шли, даже когда появилась ТОСЭР? Она была создана по границам промышленного парка. Рассчитывали, что преференциальные режимы промпарка и ТОСЭР наложатся (как в математике два плюс два дает четыре). А получился нулевой эффект: преференции промпарков и ТОСЭР сформированы на различной законодательной и нормативно-правовой основе. Например, чтобы получить площадь в промпарке, нужны конкурсные процедуры, цена за аренду рыночная. А в ТОСЭР нет конкурсных процедур, помещения и участки предоставляются по заявительному праву. Арендная плата на ТОСЭР — половина от цены, которая сформирована в городе. Потенциальный инвестор заявлялся, рассчитывал на меры поддержки, готовил пакет документов, защищался — но и накопленная «история неуспеха», и неурегулированность правового статуса мешали развернуть работы. Лишь работая в течение полутора лет с правительством Красноярского края, мэрией Железногорска, экспертами, мы сумели эту историю ввести в нормативно-правовой формат, который позволил резидентам начать свою деятельность. Промпарк стал действительно уникальным и привлекательным предложением», — говорит Николай Пегин.

К февралю 2021 года промпарк, по словам представителя АО «Атом-ТОР» в Железногорске, а затем директора ООО «Атом-ТОР-Железногорск» Андрея Панченко, оказался загружен резидентами на 95%, и уже тогда назрела задача расширения границ ТОСЭР за счет новых площадок. В апреле 2021 года в Железногорске было создано дочернее зависимое общество «Атом-ТОР-Железногорск». Вторым учредителем компании стал Красноярский региональный инновационно-технологический бизнес-инкубатор (КРИТБИ), оператор промпарков региона. Такое партнерство позволило быстро решать задачи инвесторов и закрепило успех железногорской ТОСЭР, обеспечив создание рабочих мест и привлечение инвестиций. Работа сегодня строится по двум основным направлениям: во-первых, поддержка уникального торгового предложения для потенциальных инвесторов; во-вторых, системная проработка проблемных вопросов, таких как расширение границ, уточнение разрешенных на ТОСЭР видов деятельности.

Итак, она работает

К 2022 году запустили производства и выпускают продукцию три из семи компаний — резидентов ТОСЭР. Это изготовитель дорожных знаков и знаков безопасности «АтомЗнак», производитель элементов систем вентиляции и других конструкций из металлопроката «Система» и компания «Электрикус», выпускающая зарядные станции для электромобилей нового образца. Остальные резиденты пришли в 2021 году, они находятся в активной стадии реализации проектов и также готовятся приступить к работе: это компании «а-Рокс» (стекломагниевый лист и каустический доломит); «Сибор» (инновационные универсальные измельчители); НПЦ «Малые космические аппараты» (станции спутниковой связи); ИЦ «Ядерные и радиационные технологии» (оборудование для радиохимического производства). Все указанные организации также являются резидентами промышленного парка в ЗАТО Железногорск. Общий объем осуществленных инвестиций при реализации проектов резидентами ТОСЭР составил к началу 2022 года 81 млн рублей, создано 50 рабочих мест. На рассмотрении находятся заявки еще как минимум четырех потенциальных резидентов.

Николай Пегин

Генеральный директор АО «Атом-ТОР»

— Почему резиденты не шли, даже когда появилась ТОСЭР? Она была создана по границам промышленного парка. Получился нулевой эффект: преференции промпарков и ТОСЭР сформированы на различной законодательной основе. Работая в течение полутора лет с правительством Красноярского края, мэрией Железногорска, экспертами, мы сумели эту историю ввести в нормативно-правовой формат, который позволил резидентам начать свою деятельность. Промпарк стал действительно уникальным и привлекательным предложением.

Прямая речь

Интересно, что на территории все-таки начали без противоречий функционировать оба преференциальных режима. Некоторые компании заходят как резиденты промпарка и лишь затем прорабатывают возможность зарегистрироваться еще и как резиденты ТОСЭР. Например, свежий 11-й резидент промпарка — компания «13 элемент». Организация разворачивает сборочное производство интерьерных компонентов для рельсового транспорта — трамваев, вагонов метро, электричек и т. п. Компания не является резидентом ТОСЭР, но рассматривает эту возможность.

Для развития ТОСЭР и привлечения потенциальных резидентов администрация участвует в коммуникационных мероприятиях, рабочих совещаниях, круглых столах и стратегических сессиях, семинарах. Ведется работа по информированию инвесторов, в первую очередь субъектов малого предпринимательства. «Преференции со стороны государства позволяют действующим резидентам снизить себестоимость выпускаемой продукции и снять ряд организационных вопросов. Соответственно, чем шире границы ТОСЭР, тем больше компаний могут воспользоваться предоставляемыми возможностями и реализовать свои инвестиционные проекты в короткие сроки. Включение новых земельных участков позволит реализовать инвестиционные проекты еще 12 компаниям на сумму свыше 1,3 млрд рублей», — отметила Анна Гарнец, министр экономики Красноярского края, посетив Железногорск в конце 2021 года.

Профиль ТОСЭР «Железногорск» может быть существенно расширен. Напомним, согласно закону был сформирован и поддерживается исчерпывающий перечень разрешенных видов деятельности для Железногорска. Это производство химических продуктов и минеральной продукции, металлических изделий, машин, электрического оборудования, компьютеров, электронных и оптических изделий, мебели. Из интеллектуального предпринимательства разрешены деятельность в сфере телекоммуникаций и информационных технологий, разработка программного обеспечения, научные исследования и разработки. Но с сентября 2022 года ожидается вступление в действие поправок, которые позволят принимать резидентов с любым видом деятельности, кроме той, которую местные власти сочтут неуместной. Если в настоящее время для потенциальных инвесторов действует принцип «запрещено все, что не разрешено», то станет «разрешено все, что не запрещено». Перечень нежелательных видов деятельности будет сформирован местными органами власти, но очевидно, что он будет формироваться исходя из принципа «не навреди».

Только бизнес

По ряду причин, главная из которых — сложность обоснования и подготовки заявок, статус ТОСЭР получили не все желающие. В Красноярском крае есть еще одно ЗАТО Росатома — Зеленогорск, где расположено ПО «Электрохимический завод». Руководство Зеленогорска, региональное правительство, представители Росатома продолжают работу по продвижению заявки, но пока статус ТОСЭР городу недоступен.

«Один из резидентов Железногорска должен был работать у нас, хороший стартап с действующим производством, — рассказывает глава ЗАТО Зеленогорск Михаил Сперанский. — Основатель родился и вырос у нас, начал в Красноярске, но принял решение «заякориться» в родном городе. А в итоге выбрал Железногорск, сравнив преференции, которые можем предоставить мы в рамках действующего законодательства, и возможности ТОСЭР. Как говорится, ничего личного, только бизнес. Даже этот пример говорит, почему мы заинтересованы в создании ТОСЭР. Наша заявка лежит в федеральном министерстве, но, к сожалению, наш Зеленогорск и Трехгорный Челябинской области не получили статус ТОСЭР. Пока площадка в Железногорске не развивалась, мы особо не переживали. А теперь видим: долго запрягали, но быстро поехали. Для нас ТОСЭР — необходимость, потому что мы все возможности поддержки малого и среднего предпринимательства исчерпали. Очень бы хотелось, чтобы в Зеленогорске бизнесу было лучше».

Продолжение следует!

Согласно плану перспективного развития территории, утвержденному Наблюдательным советом, до 2030 года в Железногорске должны появиться 22 новых резидента с совокупным объемом инвестиций 1,38 млрд рублей, будет создано около 2000 новых рабочих мест. В списке потенциальных резидентов 12 производственных компаний. Продукция — алюминиевые пороги и аксессуары для напольных покрытий, полимерные порошковые покрытия, радиоэлектронные компоненты, светодиодные светильники, сухие строительные смеси, оконные основания и рамы, искусственный камень, вагон-дома и др. Есть ряд факторов, которые позволяют рассчитывать на реализацию этих планов. Прежде всего — состоявшаяся история успеха ТОСЭР и промпарка: инвесторы убедились, что успешно работать в Железногорске действительно можно.

Изменившиеся не в лучшую сторону экономические условия тоже на руку ТОСЭР. Как раз ситуация охлаждения рынка заставляет предпринимателей обратить внимание на льготы и привлекает на преференциальные территории тех, кто был готов начать работу в областных и краевых центрах. И пандемия COVID-19, и другие трудности развития стартапов показали, что ТОСЭР закрытых городов Росатома стали для бизнеса надежным инструментом сокращения рисков инвестиционного периода. Важный фактор успеха — возможность войти в ниши, которые раньше были заняты импортной продукцией лидирующих мировых производителей. Резиденты ТОСЭР, успешно развернувшие производство (не только в Железногорске), говорят о значительной активизации спроса из сфер, ранее недоступных: например, нефтегазовая промышленность, спокойно сидевшая на импортном оборудовании, наконец обратилась к отечественному производителю.

В логистическом отношении Железногорск расположен довольно выгодно — с учетом меняющейся конфигурации мировых рынков. Город находится примерно в 20 км от пересечения федеральных автомобильных трасс М-53 (Р-255) «Сибирь» (Новосибирск — Кемерово — Красноярск — Иркутск) и М-54 (Р-257) «Енисей» (Красноярск — Абакан — Кызыл — граница с Монголией). От Железногорска до Красноярска имеется железнодорожная ветка.

Подробности

Закрытый статус города не является значимым ограничением для развития. Как правило, на всех ТОСЭР за КПП создается перегрузочная площадка, для связи между нею и городом на этой «последней миле» используются машины с оформленным правом въезда. Привычным стал и порядок оформления пропусков для приезжающих. Но развитие сковывается фундаментальным фактором — рынком труда. Железногорск имеет почти 100 тыс. населения, из которого экономически активны более 50%, что является неплохим показателем, но с кадрами в городе непросто. Значительная часть благополучно трудоустроены на градообразующих предприятиях, а уровень зарплатных ожиданий формируется именно компаниями-лидерами. «Инвесторам нелегко конкурировать с градообразующими предприятиями, — говорит мэр Железногорска Игорь Куксин. — Средняя заработная плата в Железногорске всего на 800 рублей ниже, чем в Красноярске — одном из самых развитых городов Сибири. Для малого и среднего бизнеса искать кадры при такой медиане зарплат проблематично». Однако, по словам главы города, есть примеры успешных решений: компания «Русский профиль», хоть и не резидент ТОСЭР, успешно осуществляя деятельность, даже реализует социальные проекты по трудоустройству людей с ограниченными возможностями».